«В людях я вижу только хорошее». О своей профессии рассказывает педагог-психолог Берестовицкого СПЦ Наталья Свейко

Лента новостей Образование Человек и его дело

По мнению одного успешного бизнесмена, одним из истинных желаний человека является помощь другим людям, добровольная и бескорыстная. Героиня нашей публикации абсолютно согласна с таким утверждением, ведь она уже практически десять лет работает педагогом-психологом в Берестовицком районном социально-педагогическом центре. О том, с какими людьми приходится общаться каждый день, с какими трудностями сталкиваться и в чем находить отдушину в работе с неблагополучными семьями поделилась Наталья Свейко.

– В 2005 году я поступила на факультет психологии в Гродненский государственный университет имени Янки Купалы на бюджетную форму обучения, – рассказывает собеседница. – Однако изначально я не планировала связывать свою жизнь с профессией психолога. Я думала, что мне стоит держать путь в юридическом направлении, но сколько я себя помню, математика, которая нужна была для поступления, никогда мне не давалась, в отличие от гуманитарных наук. И понимая, что я вряд ли подружусь с королевой точных наук, решила пойти по пути меньшего сопротивления: подала документы на факультет психологии.
Несмотря на то, что Наталья считала психологию одной из самых простых специальностей, поступить на бюджетную очную форму обучения с первого раза не получилось, однако родители поддержали молодую девушку и посоветовали не сдаваться и не менять выбранную специальность. Поэтому Наталья год училась на заочной форме обучения, и уже в следующем году успешно сдала все экзамены и поступила на дневное отделение, однако не на второй курс, как предполагалось, а на первый, потому что, как объясняет собеседница, ей не хотелось приходить в группу, в которой уже все друг с другом знакомы, разбиты на маленькие группки по интересам и возможно не хотят принимать нового члена в свою сформировавшуюся студенческую семью.
– Я думаю, что это было одно из самых правильных решений в моей жизни, – продолжает Наталья. – Я начала жить в городской среде, знакомиться и общаться с людьми. Группа, в которой я оказалась, стала мне очень близкой, многие люди стали мне дороги, а с некоторыми до сих пор поддерживаю близкие и дружеские отношения, ведь с годами круг друзей сужается, и остаются только единицы.
Собеседница рассказывает, что за время своего обучения ни разу не пожалела о сделанном ею выборе.
– У нас было много теории, и, к сожалению, не так много практики, однако во время учебы я даже не думала, что в реальной жизни, на работе мне окажутся необходимы именно те знания, которые я получала в ходе практики, а не корпя за учебниками, – рассуждает педагог-психолог СПЦ. – В юном возрасте я считала, что психологи – это люди, которые много знают о душевной составляющей человека и помогают тем, что делятся этими знаниями, но это абсолютно не так.
Пять лет обучения, веселых посиделок с друзьями и нескончаемого потока идей подошли к концу и Наталью отправили на отработку в Большую Берестовицу.
– Вот уже без малого десять лет я работаю в социально-педагогическом центре на должности педагога-психолога, однако за это время я успела поработать и в детском социальном приюте, и даже юрисконсультантом в нашем центре, – с гордостью рассказывает героиня. – Сразу после получения одного высшего образования, я решила получить второе, ведь жизнь такая непредсказуемая штука, хочется быть не только разносторонней личностью, но и специалистом с широким профилем знаний и умений.
Прогуливаясь по закоулкам своей памяти, Наталья с гордостью и чувством уважения к самой себе вспоминает, что никогда не сидела без дела, работа – была большой и постоянной частью ее жизни.
– Я очень счастлива от того, что работать так много меня не вынуждали тяжелые обстоятельства, мной руководило только желание это делать, потому что своей целью в любой работе я ставлю только одно – помощь людям, – продолжает беседу Наталья Свейко. – Я не практикующий психолог, к которому люди сами приходят за помощью. В большинстве случаев сотрудники нашего центра, и я в том числе, посещаем семьи, в которых у родителей проблемы в реализации социальной, профессиональной и родительской ролей. Это, как правило, семьи, находящиеся в социально опасном положении. Мы навещаем такие ячейки общества, проводим психологические консультации, проверяем уровень благоустройства жизни детей: питание, одежда, получение образования и социальная реализация в среде сверстников.
Описание Натальи своей работы таит за собой множество трудностей, ведь не всегда люди готовы принять помощь извне, а сотрудники социально-педагогического центра – совершенно чужие, и доверится им очень сложно, ведь они не переживают всего того, что скрыто под семью замками семейного быта людей, которые состоят на учете у работников социальных организаций.
– Наша работа достаточно тяжелая в моральном плане, – грустно вздыхая, рассказывает Наталья Александровна. – Однако я всегда себе повторяю, что это только работа и я не должна смешивать чужие проблемы и свои. Сталкиваясь каждый день с ситуациями, когда родителей хотят лишить или ограничить в правах на своих детей, или еще хуже, когда многодетная семья находится на грани выживания из-за безответственности одного из родителей – порой просто невыносимо. Я повторяю себе, что у меня все хорошо, своим близким и родным я говорю то же самое: у меня все хорошо. Нельзя давать себе слабину и позволить хотя бы на мгновение впустить в себя весь этот поток негатива, жалости и безответственности. Я горжусь тем, что у меня всегда был внутренний стержень, я не мягкотелая и не поддаюсь на манипуляции людей, которые хотят своими рассказами об их тяжкой доле вызвать у меня жалость.
Слушая рассказ Натальи о работе с семьями, находящимися в социально опасном положении, на ум приходит интересное сравнение: один человек бежит за другим, чтобы окунуть его в счастье, показать жизнь с другой стороны, но второй упорно отворачивается и стремглав бежит к обрыву, обвиняя всех вокруг, что это они его туда гонят, подгоняя кнутом, как запряженную лошадь.
– В разговоре с родителями очень часто можно услышать в оправдание то, что другие живут гораздо хуже, кто это «другие» не совсем понятно и что значит для них хуже тоже, – продолжает собеседница. – Отрицание, закрытость, даже агрессия – вот, кто встречает нас у порога дома. Это в лучшем случае, иногда никто даже дверь и не откроет, хоть весь день стучи в двери и во все окна.
Однако несмотря на печальную статистику, которая показывает, что большой процент семей с подобной моделью поведения ее не меняет и ситуация продолжается у детей, которые рождаются у отпрысков таких горе-родителей заканчивают свою историю схожим образом, есть и положительные примеры.
– За время моей практики у нас был пример женщины, которая смогла выйти из созависимых отношений, получить высшее образование, заново выйти замуж за достойного человека и родить ребенка, – делится Наталья. – Такие случаи редки, но они помогают не сдаваться на пути помощи людям, которые совсем этого не хотят. Но не только это держит меня на плаву веры в свое дело. В каждом человеке я вижу только хорошее, пусть он и алкоголик, инфантильный эгоист, играющий в треугольник Карпмана со всем окружающим миром, я верю, что помочь можно каждому, просто на кого-то нужно потратить чуть больше времени. И даже если за все время моей работы я смогу помочь лишь нескольким семьям, я буду счастлива и горда осознанием того, что все это было не зря.
Вероника Воробей,
фото предоставлено
героиней публикации



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *