О жестоких расправах фашистов над мирным населением Берестовитчины рассказываем в проекте «Сестры Хатыни»

Год исторической памяти Из истории земли Берестовицкой Лента новостей Общество

Установление так называемого нового порядка началось с расстрела местных активистов.

Согласно карте-схеме, которая датируется 1942 годом,  планами Германии на первые четыре  года после победоносного завершения ею войны,  предусматривалось Беларусь от ее  западной границы до  линии Гродно-Слоним и далее на юг полностью  очистить от местных жителей и поселить только немцев. Берестовитчина находилась как раз до этой линии и ее жителям была уготована жестокая судьба. Установление так называемого нового порядка началось с расстрела местных активистов. Но этим фашисты не ограничились. Уничтожали ни в чем не повинных  стариков, женщин, детей.

Фашисты расправились дважды

Деревня Верховляны – в списке сестер Хатыни. Трагический день в ее судьбе – 20 мая 1942 года. Тогда фашисты арестовали и погнали в неизвестном направлении мужчин и парней, которым так и не суждено было вернуться в родные места – их замучили или расстреляли. А в июле этого же года каратели вновь окружили деревню. Всем, кто еще оставался там – а это в основном женщины и дети, – приказали покинуть дома, которые подожгли.

памятник-Скорбящей-матери-г.п.Б.Берестовица.jpg

Из воспоминаний Софьи Корытко, жительницы деревни Верховляны, книга «Память. Берестовицкий район»:

– Наша деревня стояла у леса. Сюда часто приходили партизаны, люди, чем могли, помогали. Кто белье постирает, кто что-нибудь из одежды даст, кто продуктов. Заходили и ко мне. Кормила не раз. 

 Видимо, кто-то донес, что в деревню приходят партизаны. Навсегда запомнила тот страшный день – 20 мая 1942 года. Было воскресенье. С утра услышали гул машин и стрельбу в лесу. Немцы окружили село, забрали и погнали в сторону Малой Берестовицы мужчин и парней, всего около 40 человек. Было около полудня, когда стрелять перестали, и немцы уехали. Тревожная тишина опустилась на деревню. Затем ее разорвали плач женщин и крики детей. Женщины не знали, что делать, куда идти. Потом узнали, что мужчин угнали в Сокулку, затем в Белосток. Там они были до 20 июля. Мы не раз ездили, возили им передачи. Потом передачи принимать перестали. 

Мы жили в постоянном предчувствии беды. И не ошиблись. 20 июля снова приехали немцы, подняли людей на ноги. Голосили женщины, в ужасе прижимались к своим матерям дети. Нас всех выгнали в соседнюю деревню Гольни. А нашу деревню подожгли в трех местах. Крытые соломой дома горели, как свечи, а в них горело наше добро, нажитое потом и мозолями. В отчаянии смотрели мы на языки пламени, что поднимались к небу, видели, как рушились стены и крыши. 

 Люди испытывали ужас. Все живое как будто понимало их беду: выли собаки, мычали коровы. У меня сердце словно окаменело. Казалось, все слезы выплакала. Пятеро детей прижимались ко мне. 

Целый день горела деревня. Ближе к вечеру фашисты срубили все деревья, танками перемешали, а затем сровняли землю. Там, где вчера была деревня, осталась ровная площадка. А мы остались без жилья и имущества. Вскоре еще одна страшная беда как обухом ударила: узнали, что нет в живых наших мужчин. Женщины стали вдовами, дети – сиротами. 

Я осталась одна с пятью детьми. Младшему – только годик. Пошли в Гольни к тете мужа. У нее и жили. Сколько горя перенесли – вспоминать страшно. Голодали, еды совсем не было, дети ходили просить милостыню. Так и жили, пока наши войска немцев не изгнали. Сначала хлев сложили, потом и дом построили. С каждым годом жизнь налаживалась.

Согласно данным Национального архива Республики Беларусь, в Верховлянах уничтожено огнем 29 из 32 дворов, расстреляна пятая часть их жителей. Огненный фашистский смерч не пощадил и другие деревни: в Генюшах было сожжено фашистами 20 из 24 дворов, в Рымутевцах – 76 из 90, а в Поречье – все 95 дворов.

«Ты старший. Береги мать и брата»

Трагической истории деревни Верховляны посвятила свое исследование выпускница Большеберестовицкой средней школы Анастасия Житко. На областном этапе республиканского конкурса «Дорогами памяти» в номинации «Сестры Хатыни» она заняла первое место. А ее работа, опубликованная в «Берестовицкой газете», стала своего рода уроком памяти для жителей района.

 Написанное школьницей органично дополняет историю Верховлян, изложенную в книге «Память». До войны в этой деревне, как и в Хатыни, жили обычные белорусские крестьяне: 32 двора, 173 сельчанина. Работали в организованном в 1940 году колхозе имени Когановича, первым председателем которого был Иван Корытцо. Обрабатывали землю, выращивали зерновые, картофель, стоговали сено. Справляли свадьбы, собирались на праздники, растили детей. Мечтали о светлом будущем, которое для них не наступило…

3. ¦Ь¦¦¦-¦-TА¦¬¦-¦¬TМ¦-TЛ¦¦ ¦¬¦-¦-¦¦ ¦+.¦Т¦¦TАTЕ¦-¦-¦¬TП¦-TЛ.jpg

 Школьница записала рассказы людей, которые навсегда запомнили то, что сотворили фашистские нелюди. Память эта передается из поколения в поколение. Почти не осталось очевидцев трагедии, но их дети и внуки готовы описать, как 33 человека – все мужское население Верховлян и двух случайно оказавшихся здесь сельчан из соседних деревень – угоняли в неизвестность. А через два месяца оставшихся верховлянцев – женщин и детей – выгнали из домов на улицу, повели под конвоем к церкви в соседнюю деревню Гольни, а Верховляны с трех сторон подожгли из огнеметов. 

 Ужас оставшихся без крова, без средств к существованию верховлянцев холодит душу. Скитались, кто где. Как вспоминала Мария Позняк, ее мама, чтобы прокормить пятерых детей, даже милостыню ходила по деревням просить. И не она одна скрепя сердце пошла в «жабраки». Эти свидетельства зверства фашистов и людских страданий есть в сборнике о судьбах земляков в годы военного лихолетья, изданном в первую очередь благодаря историку, неутомимому энтузиасту и хранителю истории родного края Николаю Паценко, которого поддержал Берестовицкий райисполком. В разделе «В мрачные дни оккупации» читаем и воспоминания Марии Корытко о том, как ее и соседские дети зимовали в сарае, который чудом не превратился в пепел после огненного смерча в Верховлянах. «Зимой спать лягут, а волосы за ночь к стене примерзают», – рассказывала женщина. Кстати, как самую боевую Марию избрали председателем колхоза, который снова организовали после освобождения. Название он получил «8 марта», может потому, что по составу был чисто женским – в деревне не осталось ни одного мужчины.

Верховляны.jpg

 В числе погорельцев были и жена бывшего председателя колхоза Ивана Корытцо с малолетними сыновьями. Их приютили родственники в Гольнях. Самого же сельского активиста в начале войны фашисты арестовали и отправили в концлагерь. 

По воспоминаниям Владимира Корытцо, внука первого председателя колхоза имени Когановича в Верховлянах: 

– Его деда Ивана 28 июня 1941 года фашисты забрали со двора дома. Сначала, поскольку мужчина был коротко стрижен, его приняли за военнослужащего, хотя все равно его арестовали бы – расправа была уготована всем сельским активистам. Маленький сын сильно плакал, ухватился за отца и не отпускал его. Немец оттолкнул мальчика и со всей силы ударил ногой. Последние слова отца были адресованы старшему: «Ты старший. Береги мать и брата». Наталья Жукова, внучка Ивана Корытцо, рассказала, что ее отец всю жизнь помнил этот наказ. 

Верховляны1.jpg

 Более 70 лет родные ничего не знали о судьбе Ивана Корытцо. И только благодаря поисковой работе в Малоберестовицкой средней школе через ОБД «Мемориал» выяснилось: первый председатель умер 3 марта 1942 года в немецком конц­лагере шталаг II В Хаммерштайн и похоронен в братской могиле около города Чарне в Польше.

«Босыми и раздетыми выгнал детей на мороз»

— Почти сразу после освобождения Берестовицкого района от немецко-фашистских захватчиков, в победном 1945 году здесь приступила к работе Государственная комиссия по расследованию и установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков, — рассказывает старший прокурор отдела прокуратуры Гродненской области Александр Седач. —  Как свидетельствуют материалы, в районе были уничтожены более шестисот человек, в их числе более сотни женщин и двухсот детей. Многие из них названы поименно. Запротоколированы опросы десятков местных жителей – свидетелей злодеяний: не только в Верховлянах, но и практически в каждой деревне фашисты оставили свой кровавый след.

IMG_3642.JPG

 Житель деревни Кудричи Владимир Рудой рассказал в ходе опроса свидетелей, что чудом остался жив, когда в марте 1942 года оказался в числе семнадцати односельчан, которых выгнали в поле и там расстреляли. Брали людей прямо из домов безо всяких объяснений. Видимо, просто из звериной злобы, что местные жители в свое время приветствовали организацию в их местности колхоза. По показаниям свидетеля, местные советские активисты были вывезены в Крынки и расстреляны еще в самом начале войны – в июле 1941 года. А потом фашисты стали учинять расправы над мирными жителями без объяснений.

Антон Казакевич из Конюхов свидетельствует: в 1942 году прямо в поле расстреляли семерых его односельчан, которые в довоенное время входили в советский актив. А вот почему такую же участь приготовили изверги в июле 1944 года пятерым конюховцам пожилого возраста, нет объяснений. Прошли расстрелы в деревнях Генюши, Козлы, Могиляны, Одлы, Грайно. О расправе с односельчанами свидетельствуют также жители Олекшиц, Ярмоличей, Михалино, Иодковичей, Массолян, Б. Эйсмонтов, Третьяков, Красников, Волотыни, Ковалей, Куликов, Конюхов, Тетеревки, Семеновки, Берестовичан и других деревень. Наверное, не осталось ни одного населенного пункта, где бы не оставили «черную метку» фашистские палачи.

Многочисленные свидетельские показания касаются и расправы над еврейским населением, которое составляло большинство в довоенной Берестовице. Сразу после оккупации фашисты огородили колючей проволокой территорию поселка. В гетто согнали людей со всей окрестности. Их расстреливали или вывозили в неизвестном направлении. Самой кровавой была расправа в середине 1942 года. 

Берестовица.jpg

Леденящие душу факты расправ и издевательств над мирным населением свидетели приводят в ходе рассмотрения уголовных дел бывших прислужников фашистов. Антонина Кумко из Макаровцев описывает, как вел себя полицай Иван К. при аресте ее отца. Завидев группу карателей, ее брат выпрыгнул в окно и побежал в сторону леса. Полицай первым открыл по нему огонь. А затем, войдя в дом, стал жестоко избивать Антонину и жену брата. В надежде смягчить распоясавшегося полицая женщина взяла на руки грудного ребенка. Но изверга это не остановило, он продолжал в ярости наносить удары резиновой палкой. А один из карателей в фашистской форме вырвал ребенка из рук матери и бросил на кровать. Поработав резиновой палкой, полицай стал выворачивать женщинам руки…

 Иван Круковский на суде рассказал, что был арестован вместе с группой односельчан и избит этим же полицаем резиновой палкой и ногами до потери сознания.

 Есть показания свидетелей, как этот же полицай выгнал босыми и раздетыми на мороз малолетних детей, допытываясь, где находится их мама, которую полиция хотела арестовать в числе местных активистов советской власти. Девочке уперся в грудь винтовкой, а мальчика грозил гнать босым по снегу в полицейский участок…

В обвинительном заключении по делу бывшего полицая Ивана К. десятки подобных фактов. Он стрелял, арестовывал, бил, издевался, этапировал в тюрьму. Хотя, как и большинство изменников Родины, вины своей полицай не признает, материалов достаточно, чтобы считать вину его доказанной. Военный трибунал войск МВД Гродненской области приговорил его к 25 годам лишения свободы.

красное.jpg

Дань памяти

В 1968 году в деревне Гольни был сооружен памятник-обелиск в честь 59 погибших в Великую Отечественную войну земляков, в том числе расстрелянных мужчин и юношей из расположенных рядом Верховлян. На памятнике высечено и имя первого председателя Ивана Корытцо.

гольни1.jpg

В самих Верховлянах в память о сожженной деревне и ее жителях, погибших в годы войны, в 1995 году в деревне был установлен мемориальный знак. 

На территории Берестовицкого района 44 объекта увековечения памяти защитников Отечества и жертв войн, из них сорок  относятся к периоду Второй мировой войны. Это священные места, к которым не зарастает народная тропа,  и объекты особой заботы районной власти.  За каждым памятником и воинским захоронением для поддержания их состояния  закреплены организации, учреждения, сельисполкомы. Только в минувшем году на ремонт памятников из средств бюджета израсходовано более ста тысяч рублей.  

 В районе вошло в традицию  каждый год проводить эстафету «От памятника к памятнику» с участием ветеранов, представителей силовых структур, молодежи, актива общественных организаций.  Она, как и митинги-реквиемы, возложение цветов в праздничные дни и другие  мероприятия  не только дань памяти погибшим землякам, но и  уроки нравственности и патриотизма для подрастающего поколения.

  Этому же в полной мере служит и изданная в районе большая  книга «Долгие версты войны». Поистине титанический труд – уникальное даже в масштабах республики  издание посвящено жителям Берестовитчины, пережившим страшные годы Великой Отечественной войны.  Собранные под одной обложкой  воспоминания  очевидцев огненных  лет, которые нельзя читать без  волнения, объединены  в разделах «Горячий июнь 41-го», «Жуткие дни оккупации», «Берестовитчина борется…», «Наши земляки на фронтовых дорогах», «Письма с фронта», «Солдатские вдовы», «И помнит мир спасенный…».  

https://grodnonews.by/

Берестовица3.jpg
IMG_3643.JPG



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *