На берестовицкой земле — спустя 75 лет

Актуально Из истории земли Берестовицкой Культура

Гости из Израиля с удовольствием согласились сфотографироваться на память на фоне магазина «Стиль». В этом здании в довоенные годы была еврейская школа, в которой, вероятно, преподавал Шабтай Берестицкий, дедушка Юдифь (на снимке она первая справа)
Гости из Израиля с удовольствием согласились сфотографироваться на память на фоне магазина «Стиль». В этом здании в довоенные годы была еврейская школа, в которой, вероятно, преподавал Шабтай Берестицкий, дедушка Юдифь (на снимке она первая справа)
Прощание с родными местами
Прощание с родными местами
Семья Берестицких: сидят родители - Шабтай и Тамар, стоят три дочери (в центре самая младшая – Хана). Четвертая дочь Паула была в это время уже в Палестине
Семья Берестицких: сидят родители — Шабтай и Тамар, стоят три дочери (в центре самая младшая – Хана). Четвертая дочь Паула была в это время уже в Палестине
Хана перед отъездом в Палестину на мосту с друзьями
Хана перед отъездом в Палестину на мосту с друзьями

333

Дом Берестицких на улице Белостоцкой
Дом Берестицких на улице Белостоцкой

Узнав, что к нам в поселок приедут гости из Израиля, корни которых здесь, на нашей земле, не мог оставаться равнодушным к этому событию. Тема довоенного прошлого Берестовицы интересует меня давно, и, конечно, в этой связи жизнь берестовицких евреев, поскольку они составляли тогда более одной трети от всего населения местечка. Два года назад мы уже публиковали несколько материалов нашего постоянного автора Сергея Лущика на эту тему. И вот представилась возможность, что называется, из первых уст, узнать некоторые подробности той давней поры.

В поисках своих корней
Визит зарубежных гостей состоялся в самом начале октября. Погода стояла замечательная, было тепло и солнечно. На площадке рядом с районным Домом культуры остановился автобус с польскими регистрационными номерами, и из него вышла небольшая группа людей. Сразу же после короткого знакомства, а общались мы на английском языке, пожилая женщина достала из сумочки старую фотографию, на которой был запечатлен фрагмент дома с распахнутым окном, перед которым растут высокие цветы, а рядом с ними стоит девушка. Ей не терпелось поскорее узнать, сохранился ли этот дом или хотя бы увидеть то место, где он стоял раньше. Этот дом пожилой женщине был очень дорог, потому что до войны в нем жили ее бабушка с дедушкой, в нем прошли юные годы ее мамы, да и сама она однажды в трехлетнем возрасте побывала с мамой в этом доме. Из той информации, которой она располагала, можно было узнать, что дом этот был вторым от синагоги и находился на главной улице, которая вела в Белосток. Сегодня это улица Советская, а в свое время она и называлась Белостоцкой. К сожалению, по имеющейся информации точное месторасположение дома установить не удалось, да и синагога, по воспоминаниям старожилов, в Большой Берестовице была не одна. Современная застройка полностью изменила облик этой части городского поселка, впрочем, как и многих других мест. Еще не так давно несколько деревянных жилых домов стояло вдоль улицы Советской на участке между «Агропромбанком» и районным Домом культуры. А ближе к Дому культуры в свое время находилась синагога, которую после войны приспособили под клуб. Зарубежных гостей встречал вместе со мной и Николай Паценко, местный краевед, который владеет обширной информацией о прошлом Берестовитчины. Они внимательно прислушивались к каждому нашему слову, пытаясь представить, как все тут выглядело раньше, чтобы хоть как-то приблизиться в прямом и переносном смысле к тем местам, где жили их предки. Чувствовалось, что люди прибыли сюда за тысячи километров не ради праздного любопытства. Им хотелось ступить на землю, по которой когда-то ходили их предки, проникнуться духом этого места. Не зря, наверное, взрослые привезли вместе с собой на берестовицкую землю внуков и правнуков — надо, чтобы и молодое поколение знало, откуда происходят его корни.

Жила-была  семья Берестицких
Водитель польского автобуса, доставивший израильтян из Белостока в Большую Берестовицу, рассказал мне, что пожилая женщина перед въездом в поселок попросила остановиться и долго плакала. Еще бы, оказаться на земле своих предков через 75 лет – событие неординарное. Во время той короткой встречи обсудить удалось только некоторые моменты. Более подробно обо всем написал мне на электронный адрес после возвращения домой Гай Офер (второй справа на снимке), сын Юдифь, внучки Берестицких. Вот строки из его письма: «Бабушка моей мамы, Тамар, родилась примерно в 1893 году и дедушка Шабтай Берестицкий – в 1889 году, они жили в Большой Берестовице. У них было 4 дочери: Паула (1911 г.р.), Хана (1921 г.р.), Брейна и Сара. Шабтай был купцом и учителем иврита.
В течение 1920-х годов существовало молодежное еврейское движение, которое призывало подростков-евреев переселяться на земли Израиля (назывались тогда Палестиной, пока не было основано государство Израиль). Одним из таких молодежных движений было Ха-Шомер ха-цаир. Паула Берестицки, будучи подростком, присоединилась к этому движению, как и многие другие молодые евреи. В этой организации она познакомилась с идеей переселения в Палестину с целью создания там государства для евреев. Следуя идеалам движения Ха-Шомер ха-цаир, Паула в начале 1930-х годов переселилась в Палестину, где она встретила Авраама Липскера, который иммигрировал сюда из Варшавы. Они поженились и Юдифь – это их первая дочь, родилась в 1936 году в Палестине. (Она моя мама, и с ней мы приезжали в Большую Берестовицу). Впоследствии Хана Берестицки, младшая сестра Юдифь, тоже иммигрировала в Палестину с помощью Паулы и Авраама».
Далее Офер в своем письме рассказал, что примерно в 1938 году Авраама вызвали в Варшаву для работы в организации Ха-Шомер ха-цаир. Затем его жена Паула вместе с маленькой Юдифь в середине 1939 года приехали к нему и, конечно, не могли не навестить своих родных в Большой Берестовице. Именно тогда, в трехлетнем возрасте, Юдифь побывала впервые на родине своей мамы. Но 28 августа 1939 года, услышав о возможном начале войны, Паула со своей дочерью Юдифь немедленно вернулись в Палестину, успев на последний поезд, покидающий Польшу. Авраам присоединился к ним несколькими днями позже.
«Паула и Аврааам, — написал в заключение Гай Офер, — построили свой дом в кибуцце Бэйт Альфа, у них было трое детей: кроме Юдифь еще Мириам и Биньямин и 9 внуков (я один из них). Хана Берестицки вышла замуж за Дэвида Шнайдера, который погиб в борьбе за независимость Израиля. Она жила в Тель-Авиве, вырастила сына Шмуэля и имеет 3 внуков. Все остальные члены их семьи, которые остались в Большой Берестовице, были убиты немцами. Паула не любила раньше много говорить о своем прошлом и лишь в последние годы жизни она рассказала о том, что родилась и жила в Большой Берестовице. Я слышал ее воспоминания об их родном доме, расположенном на главной дороге в Белосток, о том, что в городе был мост. Таковы небольшие фрагменты из ее воспоминаний из прошлого. В моем кибуцце было еще несколько евреев из Большой и Малой Берестовицы».

Печальные уроки истории
К сожалению, судьбы лишь немногих берестовицких евреев оказались такими благополучными. Иными словами, уцелели те, кто по каким-то причинам оказались вне территории, оккупированной войсками гитлеровской Германии. Нетрудно было предвидеть, какова судьба ожидает еврейское население в любой стране, окажись она во власти Гитлера, после того, как в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года в Германии и Австрии были организованы нацистами еврейские погромы. Эта ночь получила название «Хрустальной», поскольку улицы были засыпаны стеклом от разбитых витрин еврейских магазинов и лавок, окон домов, синагог, школ и больниц. Именно это событие положило начало массовому уничтожению евреев германскими нацистами. Уже с приходом к власти Гитлера в 1933 г. евреи стали объектом яростной антисемитской пропаганды; были введены экономические, социальные, политические санкции, ограничивающие их права. Но в ноябрьскую ночь имела место первая акция прямого физического насилия, следствием которой стали многочисленные жертвы. Более 90 евреев были убиты, сотни ранены и покалечены. Тысячи евреев по всей стране подверглись унижениям и издевательствам.
Урок «Хрустальной ночи» был тревожным звонком для евреев и во всех других странах, которые захватил Гитлер. Печальная участь постигла сотни ни в чем не повинных евреев и в Большой Берестовице. Как свидетельствуют материалы Чрезвычайной комиссии СССР по расследованию преступлений и злодеяний немецко-фашистских захватчиков, по одной из версий, евреев старшего возраста вывезли в гетто местечка Крынки, а через некоторое время отправили в неизвестном направлении. Вторую часть евреев использовали на тяжелых физических работах в самой Большой Берестовице, а третью — транспортировали в Волковыск. По другой версии — еврейское население вывезли на станцию Малпены в Польшу, где убили в «электропечах». Свидетельница Е.В. Чешкова вспоминала о крупном погроме в Большой Берестовице весной 1942 г., а свидетель Ануфрий Станкевич об уничтожении евреев зимой 1942 г. В целом по Берестовицкому району погибло 634 человека, включая 111 женщин и 219 детей. Из них евреи составили 411 человек и неевреи — 223 человека, на принудительные работы в Германию вывезли 710 человек, в том числе 548 женщин.
… Проходят года, многое стирается из памяти, все меньше становится свидетелей тех страшных дней. А чтобы такое не повторилось больше никогда, люди должны знать и помнить уроки истории. Не должно бесследно «кануть в лету» прошлое целого народа, жившего рядом с нашими предками.
Сергей Хилюта

В материале использованы снимки из семейного архива семьи Офер



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *