Записки натуралиста

С учетом пожеланий наших читателей-любителей живой природы отрываем в газете под рубрикой «Записки натуралиста» и на сайте в разделе «Блоги» авторскую колонку  натуралиста,  фотографа-анималиста, нашего земляка Николая Гулинского.

Его уникальные снимки редких птиц и птиц-краснокнижниц можно видеть в журналах «Родная природа», «Лесовичок» и «Рюкзачок», в печатных произведениях белорусских писателей Владимира Яговдика и Алеся Бадака, в других изданиях. Не менее интересны и заметки Николая Ивановича, сопровождающие фотографии.  Изучайте прекрасный и загадочный мир птиц – и не только – вместе с Николаем Гулинским!

 

Бриллиантовая ракета

 

Эту небольшую удивительную птичку, занесенную в Красную книгу Беларуси, наши орнитологи, чтобы отличать её от других видов, называют зимородком обыкновенным. Ну какой же он обыкновенный!?

Его необычайная  почти тропическая роскошь оперения поражает сразу же, когда увидишь эту ярко-голубую ракету, стремительно несущуюся над поверхностью воды. Зрелище – глаз не отвести! Как мне кажется, английское название зимородка «Kingfisher» – королевский рыболов, наиболее полно соответствует образу жизни этой замечательной птицы.

Эта удивительно красивая птица обитает на чистых реках с лесистыми берегами. Здесь зимородок на высоких обрывистых берегах роет норы, в которых выводит потомство. В Гродненском районе на правом высоком берегу реки Лососянки мне известно место, где зимородок периодически гнездится уже более десяти лет. Здесь однажды я наблюдал за интересным брачным ритуалом этих замечательных птиц. Зимородок угощал прилетевшую вместе с ним подругу рыбкой, после чего они вместе отправлялись в совместный полёт. Жаль, что не удалось заснять эту сцену.

Увидеть зимородка не так просто. Иногда его может выдать только голос «циит-циии», когда он стремительно проносится над водной гладью. Большую же часть дня он неподвижно сидит где-нибудь над нависающей над водой ветке дерева, высматривая добычу. Вдруг пикирует вниз и исчезает под водой, а через несколько мгновений появляется с рыбкой в клюве. Но не всегда охота бывает удачной. Иногда его можно видеть трепещущимся над водой, подобно соколу-пустельге, высматривающим добычу с полёта.

Поймав рыбку, зимородок летит на ветку-присаду, где оглушив добычу ударами о ветку, подобающим образом укладывает добычу в клюв. Если он сам собирается её съесть, то перехватывает таким образом, чтобы рыба легла головой к глотке – так легче проглатывать. Если же пойманная добыча предназначается подруге или птенцам, птица уложит рыбку головой вперед.

В наших условиях у зимородка бывает до трёх выводков. В этом году на реке Лососянка я наблюдал во второй половине августа, как зимородки залетали в нору и кормили птенцов. Похоже, это был их третий цикл гнездования.

Кстати, несколько лет назад зимородок гнездился на ставах в Берестовицком районе.

Занесенная ветром
Несколько лет назад весной на небольшом пруду у деревни Старинцы в Берестовицком районе на протяжении двух месяцев можно было наблюдать необычную для этих мест утку. В середине февраля ее заметил один из берестовицких охотников. Оказалось, что это взрослый селезень обыкновенной гаги в красивом брачном наряде. На голове черная шапочка, грудь белая с оранжево-розовым налетом, брюхо и надхвостье черные. Селезня в таком наряде трудно спутать с другими птицами.
Обыкновенная гага – морская утка. На крайнем севере она встречается очень часто. Например, в Исландии численность этих птиц оценивается в 500000 пар. Зачастую гагу можно встретить на островах Северного моря, на Балтике, в других местах. Во второй половине ХХ века она стала гнездиться в северо-западной части Черного моря.
Широкую известность гага получила благодаря непревзойденным теплоизолирующим свойствам своего пуха, который собирают после того, как выведутся птенцы. Из одного гнезда можно получить 15-20 грамм ценного пуха.
На территории Беларуси это только четвертый зарегистрированный залет гаги. Два случая были в ХХ веке, третий – на озере Юбилейное в Гродненском районе.
Причины залета гаги в Беларусь наши орнитологи однозначно объяснить затрудняются. Полушутя-полусерьезно говорят, что ветром занесло.
Посмотреть на северную гостью со всех концов нашей страны приезжали как орнитологи, так и многие любители природы, оставляя на память сделанные фотоснимки. Хотя гага не всегда охотно им позировала.
Как известно, обыкновенная гага, ныряя на глубину до 25 метров, питается моллюсками, другими крупными беспозвоночными, мелкой рыбешкой. На пруду в Берестовицком районе ее любимого корма не было. Поэтому она иногда пользовалась рыбацкой подкормкой, оставленной на берегу.
Видимо, недостаток корма, а также инстинкт размножения вынудил гагу оставить водоем и улететь в родные края.

 

 

 

 

 

 

 

Встреча  с пятнистыми оленями

Периодически на автомобиле я проезжаю по трассе Гродно-Берестовица и становлюсь свидетелем интересных наблюдений. Но такого сюрприза в конце сентября этого года я не ожидал. При подъезде к агрогородку Олекшицы на поле, недалеко от дороги, заметил пятнистых оленей. Вот это да! Не надо ехать на их родину в Японию, Китай или Приморский край, чтобы увидеть этих удивительных животных.
Небольшое стадо из десяти оленей возглавлял самец с красивыми рогами. Кроме самок, здесь находились несколько молодых оленят. В это время у пятнистых оленей начинается брачный период, и олень-самец собирает свой гарем из нескольких самок, за поведением которых внимательно следит.
Олени паслись, покусывая траву. В то же время кто-то из них наблюдал за обстановкой. На проезжающие машины олени особенно не реагировали. Но стоило нам остановиться, как они сразу же насторожились и стали удалятся от дороги. Обогнув автозаправочную станцию, животные не спеша подошли к автотрассе и стали ждать удобного момента, чтобы перейти на другую сторону поля. Проезжавшие с двух сторон водители остановились, и олени благополучно перешли через дорогу. Последним ее пересек вожак стада.
За изящество и красоту в Китае пятнистого оленя называют «олень-цветок». К сожалению, люди издавна промышляли пятнистого оленя главным образом из-за пантокрина – сильного тонизирующего средства, извлекаемого из оленьих рогов. Лечебная ценность растущих рогов пятнистого оленя считалась самой высокой, поэтому на своей родине он был почти истреблен.
В Европе пятнистый олень акклиматизирован в некоторых странах. Здесь он живет частично в условиях дикой природы вне вольеров.
В Болгарии была неудачная попытка его акклиматизации в конце 60-х годов.
Теперь оленей пытаются разводить в вольере на окраине Олекшиц.
Будете проезжать по этой трассе, смотрите по сторонам. Может, повезет, и вас выйдут поприветствовать изящные «олени-цветки».

 

Затворники тростниковых джунглей

Усатые синицы обитают только в обширных зарослях тростника или рогоза. Это очень редкий на гнездовании и удивительно красивый вид птиц, занесенный в Красную Книгу нашей страны.
Особенно роскошно выглядит самец усатой синицы. Верх его тела и длинный хвост светло-коричневого «кофе с молоком» цвета, голова серо-голубая с удлиненными черными свисающими «гусарскими усами». Его подруга смотрится скромнее. Преобладающая окраска перьев светло-коричневая.


Впервые гнездо усатой синицы в Беларуси было достоверно зарегистрировано в 1993 году. Специалисты оценивают численность этих птиц в нашей стране порядка 100-400 пар. Поэтому встречи с усатыми синицами бывают не так часто. В зарослях тростника или рогоза они строят гнезда, выводят потомство и находят корм. Повзрослев, молодые птицы образуют пары, которые, наверное, не разлучаются всю жизнь.
На очистных прудах гродненского «Азота», в заросших 2-3-метровых труднопроходимых зарослях тростника мне приходилось довольно много раз наблюдать за усатыми синицами. На зиму они остаются у нас, в теплые края не улетают.


Особенно трудно этим птицам приходится в морозные снежные зимы. В это время основным кормом для них являются, пожалуй, семена тростника. Птицы объединяются в стайки и, зависая на метелках тростника, добывают себе корм. Поэтому зимой они наиболее заметны.


В одну из относительно суровых для Беларуси зим на пруду «Азота» мне несколько раз встречались довольно большие (более 20-ти птиц) стайки усатых синиц, которые кормились, перемещаясь в зарослях и перекликаясь между собой. К моему присутствию в 5-8-ми метрах от них синицы относились довольно терпимо. Однако периодически по какому-то сигналу вся их компания «горохом» сыпалась вниз, а затем, как заправские гимнасты по канату, синицы очень быстро по стеблям тростника поднимались вверх и вновь зависали на метелках.


Оставаясь зимовать в тростниковых джунглях, усатые синицы в неурожайные на семена тростника годы в сильные морозы становятся заложниками такой ситуации и могут погибнуть. К сожалению, в последнее время, возможно, по этой причине или в силу каких-либо других обстоятельств на прудах «Азота» я больше не слышал и не встречал усатых синиц.


Хотелось бы надеяться, что со временем эти красивые птицы здесь появятся вновь.

Налетчики

Когда в Гродно выпал снег и установились морозы, над городом вдруг закружили многочисленные стаи хохлатых птиц. Это северные наши гости свиристели, которые в поисках корма всю зиму странствуют, в том числе, и по нашей стране. Основным зимним кормом этих птиц являются ягоды рябины, омелы, боярышника и можжевельника.


Появляются они всегда внезапно. Рассаживаются бок о бок на проводах, карнизах домов, верхушках деревьев. Отсюда совершают налеты по сбору, в первую очередь, ягод рябины и омелы. Но даже богатого урожая налетевшим прожорливым стаям хватает только на несколько дней, после чего птицы снова отправляются в дорогу.
В этом году небогатый урожай ягод рябины уже основательно подчистили дрозды-рябинники. Поэтому свиристели, после того как окончательно расправились с оставшимися ягодами рябины, перешли на омелу, которой на старых кленах и березах в дендропарке Гродненского аграрного университета было довольно много. Недаром у нас в Беларуси их называют «амялушкамi». Насытившись, свиристели несколько минут отдыхали и снова начинали активно есть.


Наблюдать за этими красивыми, общительными и дружелюбными птицами одно удовольствие. Как-то я обратил внимание, что иногда после обеда свиристели перелетали на деревья, где корма для них не было. Оказалось, что они утоляли жажду снегом, оставшимся на стволах и ветках деревьев. А когда после оттепели образовывались лужи с водой, свиристели, пообедав, целыми стаями отправлялись на водопой.
Через несколько дней также внезапно, как и появились, они исчезли до будущей зимы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бегающая под водой

Это оляпка – удивительная птица размером со скворца, одетая в черновато-коричневый «фрак» и с белой грудкой. Она – редкая залетная гостья в Беларуси. Временами она у нас и зимует.


А в европейских и других странах, где оляпка гнездится, её можно увидеть около быстрых горных ручьев или прозрачных холодных речек с каменистым дном и лесистыми берегами.
В Беларуси известно несколько мест, где встречается оляпка. В Гродненской области – это река Лососянка и её притоки. Водяной воробей (так иногда называют оляпку) прилетает к нам в ноябре-декабре, а исчезает в феврале- марте.
Впервые я встретил её на Лососянке несколько лет назад в декабре около плотины водохранилища «Юбилейное». Птица выпорхнула из-под берега и, пролетев с криком «церрб» примерно двадцать метров, опустилась на прибрежный лед. В последующие годы в зимнее время на реке Лососянка и её притоке Татарка оляпка встречалась мне ещё несколько раз.
Наблюдать за этой бойкой красавицей – одно удовольствие. Оляпка, пожалуй, одна из певчих птиц, которую можно причислить к водоплавающим. Питается она обычно водными насекомыми. Поэтому в поисках корма часто и бесстрашно бегает под водой по речному дну, хорошо плавает и ныряет. А в солнечные зимние дни не редко ещё и поёт. Её песня, похожая на щебетание, напоминает мне весенний говорливый ручеек.


На Лососянке рядом с оляпкой можно увидеть и обыкновенного зимородка. Каждая из птиц бдительно охраняет свою территорию. Между ними бывают иногда конфликты, во время которых победителем обычно становится хозяин территории, а непрошенный гость удирает.
Наблюдая за окольцованными птицами, орнитологи выяснили, что некоторые самки оляпок делают первую кладку и выводят птенцов ещё в местах зимовок, а вторую – по возращению в родные места.
Хотя в Беларуси гнезд оляпки пока не обнаружено, ученые – орнитологи считают, что водяной воробей может гнездиться и на территории нашей страны.

Поставщик жилья лесным  обитателям
Наши дятлы, как правило, ежегодно выдалбливают новые помещения для своего гнезда, а их старые дупла занимают другие птицы.


Так, прошлогоднюю жилплощадь широко распространенного большого пестрого дятла используют зачастую скворцы, иногда воробьиные сычики и иные дуплогнездники.
Однако основным поставщиком жилья лесным обитателям все же является самый крупный из наших дятлов – желна или черный дятел. Его старые просторные дупла охотно занимают голуби-клинтухи, утки-гоголи, мохноногие сычи, серые неясыти, а также белки, сони-полчки и летучие мыши. Кроме того, в них селятся шершни, шмели и осы.


Даже такая небольшая птица как поползень – единственная из наших пернатых бегающая по стволу дерева вниз головой, иногда занимает понравившееся ему старое гнездо желны. Однажды я наблюдал, как поползень частично замуровывал входное отверстие дупла черного дятла, приспосабливая его к своим размерам.


Гнездится черный дятел в старых высокоствольных лесах, которых с каждым годом становится все меньше. Поэтому теперь у нас он нигде не встречается часто, а в некоторых местах – это довольно редкая птица.

 

Бобровая столовая
В один из январских дней, несмотря на пасмурную погоду, я всё-таки отправился на поиск новых фотогероев. Маршрут мой пролегал по высокому правому берегу реки Неман в районе лесопарка «Пышки». Река ещё не замёрзла, и только у её берегов образовались ледяные участки. Здесь у берега кормилась семья лебедей-шипунов, над гладью воды периодически стремительно проносились красивые утки – большие крохали и гоголи. На ледяных участках отдыхали многочисленные кряквы.
Вдруг вдали у берега я заметил что-то похожее на большой чёрный камень. «Камень» зашевелился и в бинокль я разглядел, что это речной бобр сидит на льду и обгрызает с веточки кору. Вот это да! Ведь бобры, как правило, активны в позднее вечернее и ночное время. А теперь два часа дня. Я подобрался к нему метров на десять и начал фотосъёмку. Пообедав, бобр бесшумно ушёл под воду. Похоже, меня не обнаружил, так как обычно, заметив опасность, бобр громко шлёпает по воде своим широким хвостом, предупреждая своих сородичей о возможной угрозе.
На следующий день в надежде продолжить фотосессию, я опять появился в этом районе. Однако до обеда бобра не обнаружил. Он появился на льду около двух часов. Обед по расписанию! На льду – «обеденном столике» – были разбросаны объеденные ветки. Мой фотогерой без проблем позировал, подплывая к своему «столику», взбирался на лёд, садился и поворачивался, расчёсывал шёрстку, окунался в воду. Фотосессия подходила к завершению. Соскользнув с кромки льда, бобр поплыл в сторону противоположного берега Немана. Ещё на протяжении нескольких метров была видна его спина, затем он растворился в водной стихии.

Загадочный наездник

Последний день октября. С охотничьей вышки, стоящей на краю леса у ствола могучего дуба, на несколько километров просматривается поле и окрестности. Это бывшее осушенное болото, окруженное со всех сторон лесом. Здесь кормятся зубры, олени, косули, «мышкует» лисица. Вот и теперь в бинокль наблюдаю за группой косуль, пасущихся примерно в километре от вышки. В ста метрах из леса вышла на охоту лисица. Стараюсь оценить обстановку, как вдруг перед собой замечаю несколько интересных довольно крупных насекомых. Это наездники-обнаруживатели. Они сидят на сухом еловом стволе, использованном для постройки вышки. Ствол источили своими ходами короеды и, когда здесь завелись личинки этих жуков, появились наездники. Длина тела наездника до 4-х сантиметров, а у самок еще имеется длинный, около 5-ти сантиметров, яецеклад-игла.
Насекомые – загадочные существа. Их более миллиона различных видов. Весьма разнообразна жизнь насекомых. Она таит в себе много неразгаданного.
Было так интересно наблюдать за поведением появившихся наездников, что я «оставил в покое» косуль и лисицу. Один из наездников опустил свой яйцеклад в проложенный ход жука-короеда. Другой передвигался по стволу засохшей ели, методично постукивая по дереву длинными усиками, стараясь определить, где находится личинка короеда.
Как сквозь толщину древесины в несколько сантиметров наездник находит личинку? Может быть на усиках расположены сверхчувствительные обонятельные органы, способные по запаху выявить это место, или при постукивании он определяет по звуку, есть ли в дереве его добыча.
Но вот наездник остановился, поднял усики, приподнял брюшко и направил длинную иголку-яйцеклад в определенную им на стволе дерева точку. Личинка найдена. Как после обнаружения личинки игольчатым яйцекладом просверлить в древесине отверстие иногда глубиной до 5 см и точно попасть в личинку жука-короеда?
Наездник приступил к заключительному этапу. Воткнутая в дерево иголочка раздвоилась и вверх поднялся футляр, защищающий яйцеклад. Сверло-яйцеклад стало медленно погружаться в древесину, пока почти полностью не вошло туда. Отложив яйцо в личинку короеда, наездник поднял брюшко, вытянул яйцеклад, уложил его в футляр-ножны и улетел. Через определенное время из отложенного яйца в личинку жука-короеда вырастет новый наездник-обнаруживатель.

Самый безобидный из орлов
Именно так о малом подорлике (Aqiula pomarina) отзывался всемирно известный натуралист Альфред Брем. А между тем малый подорлик принадлежит к благородному роду настоящих орлов Aquila. Возглавляет род величественный царь пернатого мира беркут (Aquila chrysaetos). Из десяти представителей этого рода малый подорлик самый мелкий. Он занесен в Красную книгу РБ и Красные книги наших соседей: России, Украины, Польши, Литвы и Латвии. По данным специалистов, более 30% мировой популяции европейского подвида малого подорлика гнездится в нашей стране. Зимует он в Африке. После возвращения, весной, малые подорлики встречались мне в конце марта – начале апреля.
Самый безобидный из орлов гнездится и у нас в Берестовицком районе. Поселяются они в старых лиственных и смешанных лесах, преимущественно увлажненных. Прилетев на родину, орлы ремонтируют старые гнезда или строят новые. Из 10 известных мне гнезд малого подорлика 3 располагались на елях, 3 – на березах, 2 – на соснах и 2 – на черной ольхе. Причем на одной сосне в Берестовицком районе подорлики успешно вывели потомство в старом гнезде ворона.
Интересно наблюдать за брачными полетами этого орла. Поднявшись в воздух в районе гнездования, подорлик описывает круги и, набрав высоту, по пологой наклонности снижается в сторону гнезда. Скольжение вниз чередуется с резким набором высоты. В это время его подруга, сидя на гнезде, издает призывный клекот.
В гнезде обычно два яйца. Из двух вылупившихся птенцов, как правило, выживает только один. Орлята покидают гнездо в конце июля – начале августа.
В добыче малого подорлика преобладают грызуны и земноводные.
Отлет малых подорликов в Африку проходит в сентябре – октябре.
Во все времена птицы и, особенно, орлы играли важную роль в жизни человека. Якуты, некоторые австралийские и другие племена орла считали своим предком. Издавна орлы были символом мужества и благородства. Древние греки посвятили орла богу Зевсу. Изображение орла красовалось и красуется на гербах многих государств и городов.
Хотя и не часто, над территорией Беларуси еще можно увидеть парящих в охотничьем или прогулочном полете властелинов воздуха: беркута, подорликов, других орлов.
Только от всех нас зависит, чтобы эти великолепные творения природы были сохранены. Тогда не только мы, но и наши потомки будут любоваться незабываемым зрелищем – высоко и свободно парящими в голубом небе орлами.

Розыгрыш

Одно из моих любимых для фотоохоты мест, где много интересного – от бабочки до зубра, — огромная площадь осушенного болота, окруженного лесом, в ландшафтном заказнике «Озеры», что в Гродненском районе.
Не всегда и здесь охота бывает удачной, но без интересных наблюдений и позитивных впечатлений не останешься.
Наведавшись в очередной раз в заказник «Озеры», большую часть времени так и не привел фотоаппарат в боевую готовность.
До отправления дизель-поезда на Гродно оставалось несколько часов. В надежде поправить дела, я засел в высокой траве на окраине леса, откуда на поле выходят звериные тропы. Здесь кормятся зубры, кабаны, косули.
Прошло некоторое время. Услышал гоготание диких гусей, которые летели в мою сторону. Сделал серию снимков, а когда птицы пролетели, присел на поле недалеко от звериной тропы, чтобы посмотреть, что же получилось. Рассматривая снимки, за спиной услышал какое-то фырканье. Сначала не обратил на это внимание, но звуки повторились ещё несколько раз. Подумал, это меня разыгрывает приятель фотоохотник Жорж. Повернулся в сторону леса и, ослеплённый солнцем, светившим мне прямо в глаза, сначала увидел какое-то тёмное пятно, а затем понял, что это могучий зубр стоит на лесной тропе и смотрит в мою сторону, недовольно фыркая, пытаясь прогнать того, кто мешает его выходу на поле. Нас разделяет расстояние порядка 30 метров. Снимаю на контровом свете. В кадре помещается только голова зверя. Пытаюсь отползти в сторону, чтобы выбрать лучшую точку для съемки, но бык в раздражении поднимает вверх хвост и скрывается в лесу, оставляя за собой треск растоптанных сучьев…

Весна в Грайно

Низинное осоковое болото Грайно в Берестовицком районе – это территория, важная для птиц. Здесь сохранилась небольшая популяция вертлявой камышовки, которой угрожает уничтожение в глобальном масштабе. Грайно, кроме того, является местом, где в период миграций, особенно весной, останавливаются на отдых тысячи диких гусей, лебеди-кликуны, чибисы и другие пернатые.
Уже в марте на протяжении нескольких недель воздух в этом регионе «звенит» от гоготания гусей. Больше всего здесь белолобых гусей, гуменников, несколько меньше серых. Громкие трубные звуки лебедей-кликунов слышны на километры в округе, особенно в вечернее время. Такие птичьи концерты оставляют незабываемое впечатление. Это надо видеть и слышать.

 

 

 

Неуловимая
камышница

Долгое время мне не удавалось произвести удачный фотовыстрел по камышнице – водяной курочке. Эта скрытная, осторожная и изящная птица никак не соглашалась позировать перед фотокамерой. Наконец-то в этом году мне повезло. На заросшем рогозом маленьком пруду у родительского дома в деревне Хмелиско я сначала услышал голос курочки «кррао», а затем увидел и саму камышницу, плавающую вдоль кромки зарослей.


Заметив меня, птица мгновенно скрылась в зарослях рогоза. Тогда на берегу этого прудика в ивовом кусту я соорудил укрытие для наблюдения за камышницей. Открытый участок воды, примерно 10 на 10 метров, весь был покрыт ряской и хорошо просматривался из засидки. Периодически камышница появлялась на водной глади, постоянно поклевывая ряску, при этом зачастую подергивая хвостиком. Вела себя довольно осторожно. Даже при повороте объектива фотокамеры в ее сторону или при серийной съемке, когда раздавались щелчки, зачастую скрывалась в рогозе. Все же мне удалось сделать несколько прицельных «выстрелов», в том числе и по супружеской паре курочек.
В фотоохоте для меня хотя и важно сделать удачный снимок, но, главное, – увидеть и узнать что-то новое и интересное. В случае с камышницами меня восхитило оборудованное птицами место для принятия водных процедур.

Когда камышница плавает по заросшему рогозом пруду, к ее перьям прилипает ряска и другие растения, от которых надо периодически избавляться. И камышницы оригинально решили эту проблему. Курочки расчистили от ряски небольшое зеркальце воды, а для того, чтобы после «душа» здесь можно было выходить на сухое место, они заломили зеленый рогоз. Получилась своеобразная ванна, где птицы периодически принимали водные процедуры.

Наблюдая
за зеленым дятлом

Обычно зеленые дятлы ежегодно выдалбливают новые дупла, но иногда занимают старые. Это старое дупло на вербе у берега реки Лососянка на окраине Гродно пара зеленых дятлов пыталась занять еще в прошлом году, но была вытеснена скворцами. В этом году зеленые дятлы отстояли право на заселение, обработав только древесину вокруг летка. Два других дупла на этой вербе заняли скворцы.
Старое дупло за несколько лет, видимо, стало тесным, и зеленые дятлы с трудом влезали туда и вылезали из него, особенно после затяжных дождей. Однажды вылетавший из дупла дятел за что-то зацепился и на мгновенье завис у летка. Наблюдая за поведением пары дятлов в районе их гнездования, я пришел к выводу, что здесь можно провести фотосессию, не причиняя птицам беспокойства.
У зеленого дятла насиживают кладку и кормят птенцов оба родителя. Особенно интересен церемониал смены партнеров на гнезде, который они проводят через каждые несколько часов. Прилетевший партнер криком «клю-клю-клю…» дает о себе знать насиживающему кладку дятлу. Тот отвечает своим сигналом и вылетает из дупла, а его место занимает прилетевший. Перед тем, как залезть в дупло, он усаживается около летка, что позволяет произвести фотосъемку.
После смены «караула» я подходил к дуплу на расстояние около 10-ти метров, в маскировочном халате удобно усаживался на раскладной стульчик в кусте черемухи, готовил фотоаппаратуру и ждал сигнала «клю-клю-клю…». Такую процедуру я проводил несколько раз, и зеленые дятлы ни разу не проявляли никакого беспокойства и не замечали меня. Эти дятлы довольно плотно насиживали кладку, и только тревожные крики в непосредственной близости у гнезда серой вороны, сойки, дрозда-рябинника вынуждали дятла выглядывать из дупла, выясняя обстановку.
Однажды, когда в гнезде уже были птенцы, подходя к дуплу, в бинокль я заметил что-то неладное. Из летка торчали останки обез­главленного тела зеленого дятла. Можно предположить, что, вылезая из тесного дупла, он стал жертвой какого-то хищника. Возможно, это была куница…

В окружении озерских зубров

С каждым годом стадо зуб­ров в Озерском ландшафтном заказнике, что в Гродненском районе, увеличивается и теперь насчитывает не менее 300 голов.

Зубров можно нередко встретить в лесу, но чаще всего на поле – бывшем болоте, осушенном мелиорационными каналами. Это довольно большая территория порядка 5-6 км в длину и 2-3 км в ширину, окруженная лесными массивами. В отличие от беловежских зубров, которые привыкли к частым посещениям пущи, озерские очень осторожны. Подойти к ним на расстояние удачного фотовыстрела крайне затруднительно.
Мне приходилось снимать зубров в разных ситуациях, но всякий раз, увидев этих могучих исполинов, рука невольно тянется к фотокамере.
В этот раз примерно в полутора километрах на поле, засеянном яровыми культурами, в бинокль я заметил восемь зубров: троих взрослых, четырех прошлогодних зубрят и недавно родившегося малыша-зубренка, которого кормила зубриха-мать.
По мелиорационному каналу я подобрался к зубрам метров на сто. Ближе подойти к ним незамеченным было затруднительно. Стал ждать на склоне канала, наблюдая за обстановкой, в надежде, что звери подойдут поближе. Зубренок после принятой пищи отдыхал, остальные зубры или кормились, или лежали на поле. Только минут через 40 зубренок встал и направился к матери за новой порцией молока. Сняв ряд кадров, я оглянулся и замер в изумлении. Метрах в восьмидесяти в мою сторону параллельно каналу, не спеша, пощипывая траву, мощной лавиной продвигалось стадо зубров. Позже насчитал 37 зверей. Великолепное и захватывающее зрелище! Сколько мощи и силы у этих красавцев-гигантов! Вскоре зубры перешли канал и направились на поле яровых культур. Но четыре зубра, которых насторожила моя фотосъемка, остались на прежнем месте, продолжая с любопытством упорно смотреть в мою сторону. Только минут через 30, видимо, решив, что я не представляю никакой опасности, эти зубры перешли канал и соединились со своим стадом.

Необычная фотомодель

У лисицы чуткий слух, острое обоняние и великолепное зрение. Заметив на открытом пространстве человека за полкилометра, а то и более, она стремглав уносится прочь.

В этот же раз, когда я по окраине леса направлялся в сторону пасущихся на поле зубров, обнаружившая меня лисица повела себя по-другому. Нас разделяли около 300 метров. Посмотрев некоторое время в мою сторону, она неспешно пошла по направлению к лесу, а затем вышла на дорогу вдоль опушки и последовала дальше, периодически останавливаясь. Я осторожно следовал за ней. Так продолжалось несколько минут, после чего рыжая плутовка ушла в лес.

Продолжая наблюдать за зубрами и продвигаясь в их сторону, через некоторое время я замер от неожиданности. В двух метрах от меня, словно дворовая собачонка, прошагала, по всей вероятности, моя знакомая лисица. Затем она вышла вперед, а метров через шесть развернулась и пошла прямо на меня. В этой скоротечной ситуации я даже не успел скорректировать зум объектива фотокамеры, и в первом кадре едва уместилась мордашка рыжей плутовки. Ну а дальше она повела себя как настоящая фотомодель. Сначала лисица села и свернулась «калачиком», затем сладко зевнула, показав свои острые зубки, почесалась и, решив, что этого вполне достаточно для фотогероя, скрылась в лесу.

P.S. Известно, что лисицы подвержены такому опасному заболеванию, как бешенство. В таком состоянии они не контролируют свое поведение и могут нападать даже на человека. Не знаю, была ли это начальная стадия заболевания у моей фотомодели, но всем нам надо быть осторожными в подобных ситуациях.

Птица-радуга

Золотистая щурка – одна из самых красивых птиц Беларуси. Относится к отряду Ракшеобразных, большинство представителей которых живет в тропиках. Похоже, этой южной красавице так понравилась наша страна, что она, начиная с 1980-го года, когда у нас было обнаружено ее первое гнездо, практически уже освоила всю территорию Беларуси.

Несколько лет назад впервые было подтверждено гнездование небольшой колонии золотистой щурки на территории Гродненской области.

Там, где поселяются эти птицы, не заметить их просто невозможно. Великолепное разноцветное оперение щурок сверкает на солнце всеми цветами радуги. Их приятные голоса-трели слышны уже издалека, а их восхитительный полет никого не может оставить равнодушным.

Три пары золотистых щурок вырыли норы на высоком обрыве у реки Свислочь в колонии ласточек-береговушек и вывели птенцов. Во второй половине июля, когда подросшие птенцы щурок находились еще в норах, я несколько раз наблюдал за поведением и полетами их родителей. Необыкновенно легок и необычайно красив этот полет. Порой, кажется, что он не требует никаких усилий. С кормом в клювах (а это стрекозы и другие насекомые) они зависали над обрывом, потом стремительно опускались к норам, кормили птенцов, вылезали обратно хвостом вперед и опять улетали за добычей. Причем, все три пары щурок дружно и почти одновременно в течение получаса кормили своих детенышей, затем на время улетали, усаживались на сухие ветки деревьев, где отдыхали и говорливым журчанием перекликались друг с другом.

В конце июля молодые щурки вылетели из нор и объединились с родителями, чтобы уже в августе улететь на зимовку в Африку или другие теплые страны, а в мае следующего года вернуться в полюбившуюся им Беларусь.

 

Николай Гулинский,
г. Гродно.
Фото автора