Блог Анны Радюк

ОСЕННЯЯ ИСТОРИЯ ДРУЖБЫ

Янтарная листва уже давно опала, и деревья в парке дрогнут в ожидании своих белоснежных покрывал. Скоро наступит зима, а пока осенняя морось заставляет прохожих вновь и вновь раскрывать свои широкие зонты. Катюше уже пять – и зонтик у нее свой. Зеленый, в мелкую лягушку. Кареглазая, розовощекая «леди» деловито и непременно в одну ногу с мамой спешит из садика домой. И вдруг.

Из-под скамейки послышалось слабое беспомощное «мяу». Катюша остановилась.
– Идем скорее, нас бабушка ждет! – одернула девчушку мама. Но «мяу» повторилось. Еще и еще раз. Малышка забеспокоилась, заупрямилась, с полным присущей ей важности видом отпустила мамину руку и тихонько на цыпочках подкралась к скамейке. Присев на корточки, девочка увидела рыженькую усатую мордашку. Оливковые глазенки опасливо потупились на маленькую незнакомку. Катюша потянулась к котенку, но тот поспешил удрать. Ушел, как говорится, по-английски, оставив только следы от лапок на мокром песке.
– Вот и зачем спугнула? Сидело себе животное, пряталось от дождя, – начала причитать уставшая, а потому недовольная мама. – Никогда ты меня не слушаешь!
Продолжало моросить, становилось холоднее. Катюша виновато шлепала за мамой, пряча вздернутый носик в шарфик и представляя, какие вкусные пирожки, наверняка, уже испекла для нее бабуля, и как хорошо бы было угостить ими дезертировавшего Рыжика.
– Света, Катенька, это вы? – выбежала из кухни на шум открывающейся входной двери уже немолодая, но весьма еще бодрая женщина. – Да, бабушка, мы вернулись! – отозвалась Катюша, отряхивая на пороге от капель дождя свой «лягушачий» зонтик.
– Я же просила тебя делать это до того, как входишь в квартиру, – снова разворчалась мама. – Разувайся, иди кушать. Девочка хотела было в очередной раз заупрямиться, вот только запах пряного печенья и свежеиспеченных поджаристых пирожков стал чересчур назойливо зазывать к столу. «К тому же папа может рассердиться», – подумалось ей. И Катюша сдалась.
А ведь и впрямь? Что может быть лучше, чем промозглым осенним вечером греть руки о горячую кружку с чаем, уплетать пирожок и чувствовать, что самые любимые и дорогие люди – рядом.
– Сюда бы еще кота, – озадаченно вздохнула бы малышка, если только могла слышать мои рассуждения. – Интересно, где сейчас Рыжик, куда он побежал?
– Бабушка, почему у нас нет кота? – видно, упрямица решительно настроилась окончательно все прояснить, но в ответ услышала лишь заливистый смех.
– Правда, почему? – казалось, еще чуть-чуть, и Катюша затопает ножками.
– Детка, мы с мамой и папой весь день на работе, ты – в садике. А котику одному дома будет одиноко и тоскливо, – попыталась придумать образцовое оправдание бабуля. Внучка замолчала, и женщине подумалось, будто на этом вопрос исчерпан. Вот только не тут-то было. И пока взрослые сновали туда-сюда по дому, безостановочно суетясь и хлопоча, Катюше удалось незаметно припрятать в свой детский рюкзак самый румяный мясной пирожок. Для Рыжика, разумеется.
Погода следующего дня выдалась еще более зябкой и плаксивой. Дорога домой предстояла долгая и утомительная. Но Катюшу это нисколько не пугало.
– Скорее бы снова заглянуть под ту скамейку, – мечтала девочка, запивая последний кусок творожной запеканки какао. Каково же было разочарование малышки, когда Рыжика на задуманном месте не оказалось. Карие глазенки еле сдерживали слезы – до того обидно, что хранимое лакомство так и не досталось тому, кого ну очень хотелось угостить.
– Мяу, – вдруг снова услышала Катюша уже на подходе к дому. Из-за угла показался знакомый усатый товарищ! Девочка завизжала от восторга и умиления и спешно достала из рюкзака пирожок. Увидев это, Света хотела было отругать дочку. А между тем девчушка уже радостно ломала угощенье на мелкие кусочки.
– Давай-ка я тебе лучше помогу, – передумала мама. Рыжик оказался куда привередливей, чем следовало ожидать. Испробовав исключительно мясную начинку, котенок довольно облизнулся и готов был, верно, зевнуть. Вот только Катюша в очередной попытке погладить нарушила мурчащий покой. Но на этот раз четвероногий выразил свое доверительное согласие. Так завязалась долгая осенняя история дружбы.
Отныне каждый день по дороге в садик Катюша вместе с мамой останавливались, чтобы попотчевать Рыжика какой-нибудь вкусностью. Тот благодарно мурлыкал, ласково терся о ноги и с нетерпением ожидал следующей встречи.
Однажды малышка сильно простудилась и из-за высокой температуры весь день не вставала с постели. Мама, папа, бабушка, обеспокоенные, практически не выходили из комнаты девочки. По оконному стеклу барабанил ливень, и в какой-то момент с улицы опять послышалось то самое «мяу».
– Еще и кот снова есть просит, – раздраженно отодвинула занавеску Света. Прилизанный дождем Рыжик вел себя непривычно суетливо, будто пытался высмотреть в комнате что-то ему одному известное. Молодой женщине стало жаль котенка. Отрезав на кухне небольшой кусочек докторской, она вернулась в спальню, открыла окно и впустила промокшего малютку в дом. Но блюдце с привычным угощением Рыжик даже не обнюхал. Маленький сорванец, оказавшись в квартире, стремглав вскочил на кровать, где все еще спала утомленная болезнью Катюша. Свернувшись клубком, он лег на самый краешек постели и стал внимательно наблюдать за девочкой.
– Прогнать, – мысленно среагировала Света, но тут же почему-то остановила себя.
За ночь Рыжик обсох, отогрелся, но к колбасе так и не притронулся, оставаясь почти неподвижно лежать на краешке Катюшиной постели. Наконец девочка проснулась, и первым, что она увидела, стала ее любимая усатая мордашка.
– Теперь он будет жить с нами? – подскочила, захлопав в ладоши, малышка. Взрослые обескуражено переглянулись – что ж, придется брать.
Пролетела неделя. Дождливые выходные сменились солнечными.
– А помнишь, бабушка, ты как-то сказала, что котику дома одному тоскливо и одиноко будет? – переминаясь с ноги на ногу и сверкая карими глазками, как-то заговорила вернувшаяся с прогулки Катюша. Из-за входной двери осторожно высунулась еще одна усатая мордашка. На этот раз это был Черныш.
Анна РАДЮК