Зеленый переулок в Большой Берестовице. Родная улица моя…

Лента новостей

У Юрия Антонова на эту тему есть замечательная песня: «Есть улицы центральные, высокие и важные… А мне милей бесшумные, милей – одноэтажные. От их названий ласковых становится светлей…».

Для каждого они свои, родные, дорогие, неповторимые. Вот и у меня есть такой незабываемый, навеянный постоянными воспоминаниями уголок — это Зеленый переулок в Большой Берестовице. Пусть он не дотягивает до статуса полноценной городской артерии, но значимость и притягательность его от этого никак не уменьшается.
Всего пять жилых домов в свое время ютилось на маленьком клочке земли. В служебном здании квартиры поочередно получали председатели райисполкомов, колхозов, медработники. Но основной, постоянный костяк составляли семьи простых тружеников: Хакало, Давыдики, Свищи и Бондарики.
По сути, их стараниями и создавались предпосылки для присвоения небольшой улочке такого красивого названия.
К примеру, мой дедушка, Иван Семенович, профессионал- самоучка вырастил за два десятка лет уникальный сад, в котором произрастало около тридцати видов плодовых деревьев и кустарников. Не отставали в этом плане и соседи. Со временем сплошной зеленый ковер закрывал все строения, а обильное весеннее цветение растений своей бело-розовой пеленой по красоте не уступало японской сакуре. Дополняли живую картину могучие клены и липы, обрамлявшие по кругу костел и тянувшиеся небольшой рощицей до самого озера.
Особое место во всем ландшафтном многообразии занимал молодой парк. Его в середине пятидесятых создавали в ускоренном темпе. Деревья привозили подросшие с огромными комьями земли. Разгружали и высаживали отдельные экземпляры с помощью крана. Приживались они с трудом. Поэтому, когда летом жара их сильно угнетала, на помощь приходила пожарная команда. Спасатели ставили мотопомпу у моста возле водоема, и по рукавам долгожданная влага подавалась к насаждениям, где более часа водная феерия не только выполняла свое благородное дело, но и собирала немало взрослых и детей. Зрелище было интересным и необычным.
Все старания по созданию, благоустройству центрального парка не пропали даром. Берестовичанам пришлось по душе то, что не один год создавалось общими усилиями. Там, где стоит теперь памятник Ленину, располагалась скульптурная композиция, утопая в разноцветии благоухающих цветов. Здесь каждое летнее воскресенье собирались отдыхающие, для которых целый час играл духовой оркестр.
На горочке, недалеко от памятника погибшим воинам, стояла беседка. После работы ежедневно сюда собирались любители домино. Азартно споря и громко стуча «костяшками», они одновременно слушали разно­образную информацию всесоюзного радио. На столбе у входа в парк со стороны молокозавода висел динамик, по которому транслировались все матчи с участием футбольной команды «Динамо» (Минск). Когда известные в то время дикторы, Николай Озеров и Коте Махарадзе эмоционально, с восторгом, присущим их профессии, оповещали о забитом белорусами мяче, то вместе с ними в здоровом, радостном крике «взрывалась» вся беседка.
В холодную пору года все культурные мероприятия переносились под крышу. Финский домик, стоящий до сих пор возле костела, становился маленьким бильярдным клубом. Вход туда был платным, играли там только взрослые. Поговаривали, что неофициально, для поднятия интереса, даже делались денежные ставки.
Местом интеллектуальных баталий становилось фойе кинотеатра «Родина». Здесь стояли два шахматных столика, на которых во время демонстрации фильмов, с 19 до 22 часов, попеременно шла «борьба» на высадку. Мой отец, Анатолий Иванович, хорошо освоил премудрости древней игры. Двенадцать раз становился лучшим на первенстве Берестовицы. Вместе со своими коллегами, единомышленниками, на своем примере, они научили хитроумным комбинациям не один десяток школьников, которым разрешали наблюдать за баталиями старших и перенимать их мастерство.
Надо сказать, что вокруг Зеленого переулка была сконцентрирована и бурно протекала вся административная, культурная, торговая и производственная жизнь районного центра.
Особо хочется вспомнить об обыкновенной общественной столовой, располагавшейся тогда на месте теперешней кулинарии. Именно в ее стенах нашему поколению посчастливилось увидеть, с каким уважением и благодарностью люди относились к хлебу. Мы с друзьями, проголодавшись, частенько забегали туда, садились за стол и съедали по несколько кусочков ценного продукта. Тогда он был бесплатным. И для многих посетителей обед состоял из трех-четырех стаканов чая и миски нарезанного обыкновенного черного хлеба. Закончив трапезу, они сметали оброненные крошки со стола в ладонь и осторожно отправляли в рот. Такое не забывается даже по истечению стольких лет!
Но это было не только местом приема пищи и благотворительности. Как-то перед большим государственным праздником, десятилетием Победы в Великой Отечественной войне, в буфете установили большого механического медведя, который под легкую мелодию, держа в лапах кружку пива, периодически подносил ее к своей лохматой голове. Естественно, такое новшество стимулировало продажу пенного напитка, а необычное «диво» привлекало не один месяц пацанов со всего поселка. Изюминкой же торжества стали вареные раки, которые подавались к пиву. Изысканная закуска добавляла ажиотажа, и поток посетителей был нескончаемым. За три дня речных обитателей было съедено столько, что, когда в понедельник остатки загрузили в полуторку, то горка красноватых панцирей возвышалась выше бортов! Вот это был пир!
Тихая, умиротворенная атмосфера Зеленого переулка привлекала и любителей активного отдыха. Между домом семьи Хакало и молокозаводом построили летнюю танцплощадку. В будние дни ребятня из близлежащих улиц устраивала там различные игры, а в субботу и воскресенье под мелодичные звуки аккордеона пары танцевали до позднего вечера. Но, как говорится, все хорошее, когда-то заканчивается. Однажды в сумерках в пышную прическу одной девушки попала летучая мышь. Днем эти млекопитающие отдыхали под прохладными сводами костела, а с заходом солнца начинали свою охоту на насекомых. Используя метод эхолокации, они легко облетали в темноте все препятствия. Но в данном случае произошел сбой системы. Можете предположить, как перепугались молодая особа и ее кавалер, пока не избавились от непрошенной гостьи!
К счастью, все закончилось благополучно. Однако нехорошая молва разошлась по поселку, мол, летающие твари могут пить кровь, и их развелось столько, что стали нападать на людей. Прозвучало и альтернативное объяснение. Кто-то из старших сказал: «Нельзя устраивать пляски возле костела, у его стен захоронено столько людей, что их потревоженные души противятся таким забавам!»
Никто тогда не обратил внимания на эти слова. А напрасно. Через некоторое время коммунальные службы решили в храме на высоте смонтировать водонакопительную емкость, чтобы по близлежащим улицам провести водопровод и установить колонки. Прокладывая трубы от ограды до стен здания, экскаватор выкопал столько человеческих останков, что ни у кого уже не осталось сомнений: эта небольшая территория — концентрированное кладбище наших предков. Если учесть еще и то, что находилось в подполье костела, то данное место вполне можно было считать пантеоном усопших. Судя по тому, как проходило захоронение на прилегающем небольшом участке, то это были простые люди. Их тела лежали близко друг к другу, без особого разделения.
Что же касается подземелья, то там скелеты покоились в гробах и не так скучено. Сколько их там нашло последнее пристанище, никому не известно, ибо в Великую Отечественную войну, фашисты, боясь неожиданного появления партизан или диверсантов, два тайных входа, ведущих один на запад, другой — на восток, засыпали битым кирпичом. Впоследствии, опасаясь, что эти места заминированы, никто их не пытался расчистить. А еще под мрачными сводами выделялась отдельная усыпальница. Ее двери, оббитые кованым железом, с замысловатым внутренним замком, оберегали покой похороненных здесь владельцев местечка, представителей знатных родов – Мнишков, Потоцких, Ходкевичей, Косаковских. Эти события и воспоминания о прошлом напрочь отбили охоту у берестовичан ходить в неспокойное место и веселиться.
С тех пор легкая конструкция танцплощадки начала свое передвижение по поселку. Сначала она переместилась на место нынешней котельной у Дома культуры, затем перекочевала в новый парк у стадиона и закончила свое путешествие у озера, только с другой стороны.
Вспоминая о родной улочке, нельзя пройти мимо величественного, векового символа Большой Берестовицы – костела Визитации Пресвятой Девы Марии! Нет надобности говорить об истинном предназначении этого грандиозного сооружения. В годы атеистического государства и притеснения религии ему, как и многим его «собратьям», пришлось поменять свои, если так можно выразиться, функциональные обязанности. Нужно сказать откровенно, в определенной степени, творению рук наших предков повезло.
После войны это было самое большое здание в поселке. И надо отдать должное властям того времени, они сполна использовали его возможности. Несмотря на скудность бюджета, нашли деньги на ремонт такой сложной крыши. Десятки грузовых машин завозили деревянную планку, изготовленную из лиственных пород. Называли необычный по нынешним временам материал «гонтой». Вот из таких миниатюрных элементов, длиной пятьдесят, шириной пятнадцать сантиметров, верхолазы-высотники три месяца терпеливо складывали мозаику для непростой в геометрическом плане кровли. Целый год она сияла в лучах солнца своей желтизной. Радовались сделанному от мала до велика!
Постепенно из года в год отдача от исторического памятника за сделанное людьми добро становилось все ощутимее и заметнее.
В дальнейшем внимание хозяйственников привлекла трехметровая ограда. Обилие крепкого, проверенного на прочность веками кирпича, хватало на то, чтобы реализовать какой-либо социальный проект. Им оказался школьный спортзал. Ученики 9-10 классов на уроках труда разбирали стену, а строители вскоре подарили детворе долгожданный, так нужный для занятий физической культурой, объект. А что значило это обыкновенное, незамысловатое в архитектурном плане здание, для энтузиаста, новатора, заядлого спортсмена Владимира Валейчика, который в начале 70-ых загорелся желанием организовать секцию по вольной борьбе? Только здесь мог разместиться специальный, объемный ковер для тренировок, других вариантов тогда не было.
Вот и получилась незримая связь, протянувшаяся через столетия, от мастеров зодчих до мастеров спорта. Последние прославляли и будут прославлять родной край, не забывая при этом тех, кто причастен к этому летописному событию.
В середине прошлого века все хозяйства района занимались выращиванием льна. Осенью урожай, собранный с полей, стекался под новую крышу костела. Здесь стояли чесальные машины, на которых все зиму из тресты получали волокно. Его прессовали в большие тюки и отправляли на заводы. Со временем специализация колхозов и совхозов изменилась, большой зал опять стал пустовать. Однако, учитывая вполне приличное эстетическое состояние помещения и самого здания, возникла необычная идея разместить там магазин одежды и обуви.
Не стану вдаваться в подробности работы самой большой и посещаемой торговой точки Берестовицы, но о маленькой детективной истории, произошедшей в этой связи, хочется рассказать.
В средней школе заканчивался учебный год. Родители думали, как достойно провести такое важное мероприятие для своих выпускников. Финансовые же возможности пап и мам были очень скромными. И вот одна шустрая, отчаянная, не лишенная фантазии группа старшеклассников, решила по-своему осилить возникшую проблему.
Ночью проникли в торговый зал через подвал, предварительно отодвинув тяжелую мраморную плиту в полу. Каждый подобрал себе костюм, рубашку, галстук и туфли. Все по размеру и с соответствующей гармонией. И тем же путем покинули благодатное место. На этом их везение закончилось. Оперативники легко и быстро раскрыли данное криминальное происшествие.
Естественно, все это получило большую огласку и повлекло за собой разного рода действия. В результате, месячник школьных линеек, собраний, активного педагогического и психологического воздействия на родителей и учащихся закончился закрытием магазина.
Оказалось, полностью обеспечить защиту от посягательств на государственную собственность было очень проблематично и затратно.
Впоследствии, часть бокового зала использовалась как столярная мастерская, а очищенные подвалы, в которых круглый год поддерживалась постоянная температура и влажность, служили хранилищем для разно­образной продукции и товаров.
Однако, вскоре длительная эпоха активного использования духовно-исторического объекта завершилась. Теперь на самом верху, где когда-то смотрели в небо кресты, свили свое гнездо аисты. Их веселый клекот весной и летом разносится по округе, как бы напоминая о том, что когда-то под их крыльями то размеренно, то импульсивно протекала жизнь не одного поколения.
Естественно, потерял свой первоначальный облик и Зеленый переулок. Исчезли сады, нет уже тех, кто своими руками к стенам прибивал таблички с «цветным» названием улочки. Осталось только два дома, из которых один лишь жилой, да парочка 90-летних ясеней, которые когда-то посадил у озера мой прадед Семен. Несомненно, и у природы есть своя преемственность. Ведь мой прародитель взял эти молодые деревца около могучего, живого исполина, тихо стоящего возле больницы в непролазных зарослях у еще заметного графского пруда. Его годовые кольца видели не только войска Наполеона, но и красоту старинного парка и сада, окружавших частное имение. А когда все стало приходить в запустение, придаваться забвению, он, словно желая повторить угасающую красоту, но уже в ином исполнении, «передал» свою молодую крепкую поросль на противоположный берег озера энтузиастам. Так и родился оазис под названием Зеленый переулок.
Виталий Бондарик,
г. Островец



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *