«БАМ – это моя юность». Берестовичанка Янина Ольховик участвовала в строительстве Байкало-Амурской магистрали

100 лет ВЛКСМ Общество

В этом году исполняется 100 лет с момента создания Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. Сейчас люди по-разному относятся к советскому прошлому, но из истории, как говорят, страницы не вычеркнешь, а для многих людей старшего поколения эти годы были лучшими в их жизни, несмотря на все тяготы и лишения. И комсомол стал школой жизни для тысяч молодых людей, научив их трудиться, дружить, воспитывая нравственность, духовность и любовь к Родине.
С ностальгией вспоминает свою комсомольскую юность и жительница городского поселка Большая Берестовица Янина Ольховик. Ведь именно благодаря комсомольским путевкам она повидала мир, обрела новых друзей, научилась преодолевать житейские трудности. И одной из наиболее ярких страниц ее биографии стало участие в строительстве Байкало-Амурской магистрали, куда она совсем юной девушкой отправилась в составе Первого Белорусского ударного комсомольско-молодежного отряда имени героя Советского Союза Николая Кедышко. Именно об этом тяжелом, но интересном времени Янина Антоновна и рассказывает мне, листая страницы семейного альбома.

Мы живем с этой в какой-то степени неординарной женщиной в одном доме, и я никогда не переставала удивляться ее умению следить за собой, всегда хорошо выглядеть и жить на позитиве. И хотя о возрасте женщины говорить не принято, я надеюсь, что Янина Антоновна не обидится, если я приоткрою ее маленький секрет: ей уже за 60, но, глядя на ее стройную фигуру и длинную косу, этого совсем не скажешь. Она и сейчас ведет активный образ жизни, придерживается здорового питания и радуется каждому дню.
— Именно комсомол закалил мой характер и дал мне такой внутренний стержень, который уже ничто не сломает, — улыбается Янина Антоновна. – Я романтик до мозга костей, и даже сейчас, с высоты прожитых лет, могу сказать, что ни о чем не жалею, и если бы была возможность отмотать жизнь, как кинопленку, на 43 года назад, я снова бы села в тот поезд, который привез меня на якутскую станцию Золотинка… Родилась Янина Ольховик на хуторе недалеко от деревни Лозы в Волковысском районе.
— Я очень любила это место, — вспоминает моя собеседница, — Там такая красота была! Отец был садоводом и пчеловодом, хутор окружала березовая роща, которую посадил еще дед. Я выросла среди природы и с детства научилась ценить ее красоту. Но, к сожалению, отца заставили перейти в деревню, построить там дом, а хутор снесли. Я долго еще по нем тосковала.
Начальную школу Янина окончила в Лозах, а потом стала учиться в Волповской восьмилетке. В школе девушка читала очень много литературы, а особенно ей нравились книги о комсомольцах, которые строили Магнитку, ДнепроГЭС, поднимали целину. Янина зачитывалась этими книгами, и уже в 7 классе у нее появилось желание поступить в строительное училище и поехать по комсомольской путевке на какой-нибудь очень важный объект. Через год тайком от родителей она собрала необходимые для поступления документы и отправила их в Минское строительное училище №23.
— Как меня ругали родители, когда пришел вызов! – Янина Антоновна и сейчас говорит об этом с огоньком в глазах. — Отец меня так отстегал ремнем, что сесть не могла. Ну а куда деваться, вызов-то пришел. Я плакала, но сказала, что все равно поеду, даже если родители меня не повезут, даже без денег. Позлились родители, но что делать, собрали меня, и отец повез на поезде в Минск. Мне, юной деревенской девушке, очень хотелось увидеть столицу пожить в ней. Я столько начиталась литературы, что мне ничего не было страшно. Книги научили меня патриотизму, научили не бояться трудностей, быть самостоятельной. Минск мне понравился, после деревни было удивительно видеть высокие многоэтажные дома, автобусы, троллейбусы. Это был 1972 год.
В училище Янина получила специальность маляра, и ее вместе с другими однокурсницами направили на работу в Лиду в строительную организацию. Там девушка отработала два года.
— В 1974 году началось строительство БАМа, у меня появилось такое желание туда поехать, что не передать! – продолжает разговор Янина Антоновна. — Я готова была бросить все и ехать прямо сейчас. Мне тогда было 17 лет, я пошла в Лидский райком комсомола и стала проситься поехать по комсомольской путевке на БАМ. Но мне отказали, сказали, что не берут несовершеннолетних. «Вот исполнится 18 лет, тогда приходи», — таков был ответ. В начале 1975 года я снова иду в райком и прошусь на БАМ. В этот раз мне пообещали, что возьмут в отряд имени Николая Кедышко, который будет собираться со всей Беларуси.
И вот уже в апреле 1975 года я в составе этого отряда поехала на строительство Байкало-Амурской магистрали. 120 человек в отряде было, не только комсомольцы, но и коммунисты. Ехали люди разных специальностей, разного возраста, я была самой младшей, а самому старшему было 45 лет.
Ехали поездом где-то 7-8 суток, проехали по всему центру России, видели и Волгу, и Лену, и Енисей, и Байкал. Там такая красота на Байкале! Мы все у окошек собрались, так было интересно, а мне особенно, не оттащить от окна.
Родителям я в этот раз тоже ничего не сказала, что поехала, написала письмо уже с БАМа.
Я ведь когда работала в Лиде, намекнула родителям, что хочу поехать на строительство БАМа. Но отец был категорически против: «Только попробуй! Мы тебя сейчас же заберем из Лиды, будешь в деревне сидеть и на ферме работать!» Поэтому я уже молчала и ничего не говорила. А потом просто поставила их перед фактом, что я уже на БАМе. Доставила я, в общем, хлопот и переживаний родителям в юности.
Янина Антоновна перелистывает страницы фотоальбома, на фото — совсем хрупкая и молодая девушка, даже сложно представить, откуда она брала силы, чтобы пройти через испытание БАМом, ведь условия труда и быта там были невероятно тяжелыми.
— Мне приехали в Якутию на станцию Золотинка в апреле 1975 года, тогда там был мороз больше 20 градусов, снег лежал, — вспоминает Янина Антоновна. — Мы высадились в тайге, ничего вокруг не было. Разбили палатки, в них были печки, чтобы не замерзли на морозе. Парней поселили в палатках, а нас, девчат, отправили в вагончики, их было там несколько штук. Вагончики тоже обогревались печками, но за ночь они так остывали, что вода замерзала в ведрах. Утром просыпаемся, а умыться нечем. Зимой вообще не раздевались, я спала в ватном костюме. Условия были очень сложные. Не все смогли выдержать, многие уезжали.
Каждое утро бамовцы выходили на нелегкую работу: расчищали снег, разогревали кострами землю, долбили ее ломами и лопатами, чтобы поставить фундаменты будущих домов. Многие будущие города на трассе БАМа начинались с палаток. Надо было построить жилые поселки для строителей, потом железнодорожные станции, и лишь после этого остальную инфраструктуру.
В мае нас отправили в Тынду, где мы работали до осени, там уже были построены дощатые домики, мы с девчатами работали малярами: красили, клеили обои.
Когда мы вернулись в Золотинку, там уже было построено женское и мужское общежитие, столовая, баня.
Бытовые условия стали уже более-менее нормальными, появилась моечная, где можно было постирать вещи, помыть голову. Мы с подругой купили себе плитку, готовили в комнате.
Периодически нас перебрасывали на разные объекты, мы работали в Беркаките, Меринге, Лапри, выезжали в Соловьевск. Там уже возводились кирпичные дома, и мы научились штукатурить. Было очень тяжело, девчата все делали вручную: надо песок, известь в бадье лопатами перемешать, на 2-3 этаж носилками занести, затем стены заштукатурить. Представьте, какой это был адский труд.
Первый год отработав, я поехала в отпуск. А потом мы с подругой Валей Панкратовой, с которой вместе жили в одной комнате, решили проработать 3 года без отпуска и поехать в отпуск сразу на полгода. Но я переоценила свои силы. У меня к концу этого времени сильно подскочило давление. Мне было 22 с половиной года тогда. Головные боли донимали меня страшно. В Тынде врач в здравпункте сказал: «Знаете, девушка, Вам нужно отсюда уезжать. У Вас неврастения. Климат здешний Вам не подходит».
Вот так мне и пришлось уехать в 1979 году, но все-таки четыре года с половиной отработала я на БАМе. Несмотря на все трудности, это было замечательное время. БАМ – это наша молодость, это наша гордость. Там я обрела друзей, с которыми и сейчас поддерживаю отношения.
В 2005 году наш комсомольско-молодежный отряд имени Николая Кедышко праздновал 30-летний юбилей. На встречу в Минск приехали многие из тех, с кем мы вместе строили БАМ. Это была очень трогательная и волнующая встреча. Мы как будто вернулись во времена нашей комсомольской юности…
Строительство БАМа — это не единственное место, где по комсомольской путевке трудилась Янина Ольховик.
Немного поправив здоровье, она работала проводницей пассажирских вагонов на Брестском вагонном участке, затем два года в Нижневартовске Тюменской области на заводе железобетонных изделий, три года в Чите на хлебозаводе, а затем еще три – в Монголии, маляром-штукатуром в строительной организации при военной части. Ну а потом приехала к сестре в Берестовицу, пошла на работу в Берестовицкую ПМК-141 и работала уже здесь до пенсии.
— Чтобы ни говорили, комсомол дал моему поколению очень многое, — уверена Янина Ольховик. – Он заложил в нас правильные ценности, патриотизм, подарил друзей на всю жизнь. Благодаря ему мы и сейчас остаемся молоды душой и с комсомольским запалом готовы к преодолению любых трудностей.
Ирина МИКЛАШ,
фото автора и из архива Янины Ольховик



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *