На саксофоне музыкант поёт!

Лента новостей

Стоит только этому человеку появиться на сцене, как зал взрывается аплодисментами. Ещё не зная, какое именно произведение он будет исполнять, зрители на сто процентов уверены, что это будет очередной яркий, виртуозный, будоражащий душу музыкальный номер. Его саксофон завораживает, увлекает за собой в чарующий мир звуков, заставляет хоть на короткое время позабыть о насущных жизненных проблемах. Наверное, это и есть та, самая главная, особенность настоящей музыки, настоящего искусства. А ещё одно волшебство саксофона в том, что это самый близкий инструмент человеческому голосу. Считается, что вибрация воздуха на саксофоне идентична вибрации человеческого голоса, как при разговоре, так и при исполнении песни. И как отпечатки пальцев, походка человека, почерк — звук саксофониста и исполнителя также индивидуален при всех общих правилах. На саксофоне музыкант поёт.
Тенор саксофон —пожалуй, любимый инструмент преподавателя по классу духовых инструментов Берестовицкой детской школы искусств Вадима Борисовича Антоненко. Хотя он также в совершенстве владеет игрой на кларнете и других духовых инструментах, играет на фортепиано, клавишных… Но самое главное — это то, что за семь лет, что Вадим Борисович провёл на Берестовитчине, он сумел не только заявить о себе, как о талантливом музыканте, покорить своим особым исполнительским мастерством сердца местных жителей, но и вписать новую страницу в историю культурной жизни нашего района — создать детский духовой оркестр, ставший одним из лучших, уникальным в своём роде коллективом на Гродненщине. И в этом нам повезло. Для района иметь свой духовой оркестр — это почётно и гордо. Духовая музыка имеет свою особую специфику. Она способна усиливать торжественность, подчёркивать серьёзность и значимость мероприятия. И, наоборот, — вызывать приподнятое, бодрое, весёлое настроение, душевный подъём. А ещё может быть расслабляющей, способствующей отдыху и умиротворению. Не зря же в городских парках, на летних сценах играют духовые оркестры. В любом случае, духовой оркестр — это украшение любого праздника, любого массового мероприятия. Особенно когда исполняемая музыка — качественная, разнохарактерная, рассчитанная на любой зрительский вкус. Наш оркестр соответствует этим качествам. Но, прежде всего, это результат упорной, кропотливой работы и учеников, и педагога. Работы с энтузиазмом, подъёмом и… безумной любовью к делу.
Вспоминая о том, что же послужило толчком для занятий музыкой, Вадим Борисович с улыбкой замечает, что свою роль сыграл Его Величество Случай. Несмотря на то, что его отец, Борис Иванович, по профессии был баянистом, вокалистом, аккомпаниатором, мальчик до 2-ого класса не испытывал к занятиям музыкой какого-то особого желания. Он безумно любил возиться с техникой, что-либо разбирать, изучать, как оно устроено, собирать снова. Нет, музыка, безусловно, окружала Вадима с самого раннего детства. Этого не могло не быть в семье музыканта. Мальчик знал ноты, хотя специально не учил их. Просто знал и всё. И в один из вечеров, когда Вадим увлечённо изучал устройство электробритвы, отец, наигрывавший в это время что-то на фортепиано, вдруг сыграл ноту и попросил мальчика угадать её. Вадим, отвлекшись на мгновение, даже не задумываясь, ответил верно и сходу. Поражённый отец играл нотки ещё и ещё,а Вадим всё время угадывал правильно. Это был явно исключительный музыкальный слух. Отец это понял, и летние каникулы у мальчика превратились в подготовку к поступлению в Республиканскую музыкальную школу-интернат для одарённых детей имени Глиэра в городе Ташкенте (кстати, именно в этом городе Вадим Борисович родился и вырос). Нужно было поступать сразу во 2-ой класс, ведь год учёбы у Вадима уже прошёл в обычной школе. И он блестяще сдал вступительные экзамены, сыграв на фортепиано программу 3-ого класса.
В школе-интернате мальчику было интересно заниматься чем-то новым для себя, тут царил особый мир, а преподаватели — сплошь профессора, известные исполнители, композиторы, музыканты высочайшего уровня — как русские, так и узбеки. Именно там известная органистка, заслуженная артистка Узбекистана Роза Каримова привила Вадиму любовь к многоголосным произведениям Баха.
Антоненко проучился в этой престижной школе всего три года. К сожалению, из-за детского конфликта ему пришлось перевестись в другую музыкальную школу-интернат, где обучение по классу фортепиано было продолжено. Но эти первые годы учёбы оставили самое яркое впечатление у мальчика и определили его дальнейший путь в мир искусства.
Следующий этап — поступление в филиал Ташкентского музучилища в г.Бегават. Так вышло, что на фортепиано преподаватели уже отобрали себе учеников, и Вадиму предложили на выбор кларнет, баян или хоровое дирижирование. Выбор пал на кларнет — это опять было что-то новое, что хотелось изучить и узнать поближе.
Годы учёбы пролетели стремительно. Именно в этот период стали появляться первые электронные клавишные, в частности, — синтезатор «Юность». Вадим с интересом осваивал возможности нового музыкального оборудования, создавал аранжировки современных популярных композиций, параллельно подрабатывал в ансамбле, пробовал сочинять музыку. После окончания училища по распределению Вадим попал на работу в музыкальную школу в горный посёлок, районный центр Янги-Базар, откуда, отработав год, был призван в армию. Служить ему пришлось в закрытом городе Красноярск-45 в военном духовом оркестре. Здесь произошёл ещё один виток в творческой деятельности юноши.
Наверно, в любом коллективе должен быть лидер, подающий идеи, ведущий за собой, инициативный, активный человек. Вадим Борисович — из таких. Если раньше военный оркестр исполнял более лирические произведения, то с приходом молодого музыканта, репертуар коллектива в корне изменился: стал более современным, взялся за зарубежный инструментал, джаз. А поскольку нот было не достать, все партии для оркестра — а точнее его «шведского» состава из девяти инструментов — Вадим расписывал сам. За месяц подготовив новую программу и с успехом выдержав две инспекторские проверки, оркестр быстро завоевал популярность, стал играть на городских танцах.
Четырежды военный музыкальный коллектив занимал первые места среди гражданских оркестров. Это, безусловно, оказало влияние и на концертную деятельность. Оркестр приглашали выступать по всему Красноярскому краю.
Именно в это время у молодого музыканта появилась возможность реализовать своё собственное «прочтение» той или иной мелодии, воплотить на практике конечный результат звучавшей в голове музыки. Ведь фактически вся внеармейская деятельность оркестра оказалась под его началом. А по окончании службы в армии юноше даже предложили остаться в оркестре дирижёром. Но нужно было помогать семье в Ташкенте, и он уехал домой. Работал в музыкальной школе, поступил на заочное отделение в Ташкентский государственный институт культуры, получил специализацию «дирижёр самодеятельных духовых оркестров». Кстати, на госэкзаменах здесь играл уже собственные произведения.
Всегда— и в училище, и в институте, и в последующие годы — у Вадима Борисовича присутствовала, да и сейчас присутствует склонность к самообразованию, тяга к изучению чего-то нового. Ему повезло, считает Антоненко, что учителя, встречавшиеся на ему на творческом пути, научили его чувствовать музыку и получать от неё удовольствие. К сожалению, сегодня не всякому педагогу удаётся это сделать. Вадим Борисович своим сегодняшним ученикам стремиться привить именно любовь к музыке, научить наслаждаться ею и не бояться творить.
Судьба и жизненные обстоятельства «забрасывали» Вадима Борисовича Антоненко в самые разные сферы деятельности, правда, всегда связанные с музыкой. Он работал в оркестре Ташкентского государственного цирка— сначала саксофонистом, затем концертмейстером группы саксофонов, ассистентом дирижёра. Цирк— это особый мир. Музыканты называют работу здесь «шахтой»: во время представления музыкальный репертуар меняется раз по пятнадцать, в зависимости от характера номеров; многочасовые репетиции с разучиванием постоянно меняющихся произведений, часто без нот, по подобранным и написанным партитурам. Но, по словам Вадима Борисовича, это была настоящая творческая мастерская, где ты узнавал, на что действительно способен. Здесь, кстати, с успехом шла цирковая часовая сюита «Верблюды», музыку к которой написал Антоненко.
Потом, в «перестроечные» времена, была работа в центральном ресторане Ташкента в составе ВИА— тоже по-своему интересная тем, что пришлось более серьёзно заниматься аранжировкой. Была работа с Союзгосцирком в Кувейте, Дубае, Арабских Эмиратах…
Семь лет назад Вадим Борисович с семьёй (его жена — преподаватель по классу фортепиано в Пограничной школе искусств, трое уже взрослых сыновей) переехал в Большую Берестовицу. Здесь жила сестра жены, а в Малой Берестовице родилась тёща Антоненко. Сегодня Вадим Борисович занят новым для себя делом, ведь раньше с детским духовым оркестром ему не приходилось работать. Со свойственной ему целеустремлённостью, энтузиазмом он делает своё дело. Результаты этой деятельности все мы видим, внимательно следим за творческими достижениями ребят из ставшего уже образцовым детского духового оркестра Берестовицкой ДШИ «Tutti». Следим и очень гордимся. Вот и недавно оркестр вернулся с областного праздника духовой музыки «Фанфары друзей», который проходил в агрогородке Поречье и собрал духовые оркестры из России, Польши, Литвы и Беларуси. Наш коллектив был отмечен памятной статуэткой и дипломом за прекрасное исполнение. В выходные под звуки духового оркестра торжественно и одновременно трогательно выпускники прощались со школой.
Впереди у Вадима Борисовича новые планы. Он мечтает попасть со своими детьми на фестиваль за рубеж. А пока оркестранты собираются отдохнуть в живописных местах Гродненщины – в Коробчицах и на Августовском канале. Дети рады — ведь Вадим Борисович готовит отменные шашлыки!
Светлана Гончарова, фото автора



Теги:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *