«Чтобы не забывали о тех трагических годах». Ко Дню всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны

75 лет Великой Победы Лента новостей Общество

В жизни Евдокии Абрамовны Пальчиковой из деревни Непорожневцы Великая Отечественная война оставила трагический след. Практически все мужчины в ее семье погибли на фронтах войны: отец и трое его братьев, мужья двух сестер отца, брат матери. На хрупкие плечи 13-летней девочки-подростка, как и всех ее ровесников, легли тяготы военного лихолетья, укравшего их детство и сделавшего их не по годам взрослыми и рассудительными.

Родом из деревни Ярцево-Сурменево Смоленской области, долгое время прожившая на Украине, Евдокия Абрамовна уже 18 лет живет в Беларуси. Женщина вспоминает военные годы, которые сохранились в ее памяти навсегда, а также послевоенную жизнь, когда юной девочкой приходилось трудиться наравне со взрослыми.

– Я помню, как в нашей деревне 22 июня объявили, что началась война. Одолевший всех страх, предчувствие беды и сегодня будоражат душу, особенно в канун начала войны и Дня Победы, – говорит Евдокия Абрамовна. – Сразу же началась мобилизация. Помню, как деревенских мужчин на подводах отвозили на железнодорожную станцию, находившуюся километрах в четырех, а их жены и матери голосили, понимая, что отправляют своих любимых на смерть.

Смоленская область в числе первых приняла на себя удар фашистской Германии.

– Немцы появились у нас уже где-то в конце июля, – вспоминает Евдокия Абрамовна. – Но постоянно в деревне не находились, раза два стояли в хатах, да еще несколько раз приходили проверять, есть ли партизаны. Вдоль проходившей рядом железнодорожной линии Москва-Минск летали немецкие самолеты и почему-то именно по ночам.  Громкий рев их двигателей будил мою пятилетнюю сестричку Галю, она плакала от страха, спали все тревожно.

– Партизаны тоже приходили в деревню, в основном, за провизией. Помню как мама, через окошечко веранды передавала им еду. Люди помогали, чем могли. Мы знали, что партизаны устраивают диверсии, засады немецким продуктовым обозам, взрывают железную дорогу.

По словам Евдокии Абрамовны, в Ярцево-Сурменево немцы не зверствовали, деревне повезло. Ведь, как известно, за период оккупации нацисты сожгли около пяти тысяч смоленских деревень, и около трехсот были сожжены вместе с жителями — так фашисты мстили за поддержку партизан.

– Оккупация длилась два года, – продолжает свой  рассказ Евдокия Абрамовна. – Это была тяжелая жизнь — голод, холод. Оставшись без отца, мы чувствовали нехватку мужской поддержки. Жили вместе с бабушкой и дедушкой, я помогала по дому и хозяйству.

Но самое страшное время для сельчан наступило, когда начались бои за освобождение Смоленщины.

– С марта по конец июля 1943 года мы прятались  в лесу от бомбардировок, – рассказывает Евдокия Абрамовна. – Местные жители знали, что в лесном массиве находились три хаты, там и пряталось человек двадцать. Бывало, что по три дня ничего не ели, мерзли, сидя на снегу, питались сухарями и картошкой, оставшейся в подполе. А однажды немцы нас нашли. Вместе с другими жителями мою маму, сестренку и бабушку вывезли в Беларусь, в Рогачевский район, в деревню Старое Село. Вернулись домой они уже после освобождения Беларуси, в 1944 году. Я осталась  с дедом – нам просто не хватило места в машине…

Евдокия Абрамовна Пальчикова награждена памятным знаком «50 лет освобождения Украины». У женщины есть украинское удостоверение «Участник войны» и справка из сельсовета о том, что сразу после освобождения Ярцево-Сурменево в сентябре 1943 года, она еще несовершеннолетней   девочкой работала в восстановленном колхозе «Трудовик». Стране и армии срочно нужно было продовольствие, и на работу брали даже детей.

– Почти год я работала в колхозе, – вспоминает Евдокия Абрамовна. – Лозунг «Все для фронта, все для Победы!» был тогда очень актуальным. Война поставила в один ряд взрослых и детей. Нам тоже приходилось работать в колхозе изо дня в день. Делала, что скажут:  и сено заготавливала, и полола, даже бороновала. Людей в деревне было мало, не хватало мужских рук, работали и стар, и млад…

Евдокия Абрамовна не может без слез вспоминать те годы. – Сегодня мы живем под мирным небом, – говорит она. – Дети имеют возможность радоваться жизни, учиться, развивать свои способности. Но мне бы очень хотелось, чтобы о тех трагических годах люди не забывали, и чтобы больше никому не пришлось испытать страдания, которые выпали на судьбу нашего поколения.

Светлана Гончарова, фото автора



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *