Для противостояния инфекциям в нашей стране выстроена строгая система

Здравоохранение ЗОЖ, профилактика и безопасность Лента новостей СТОП COVID

Профессионалы против вируса

1.jpg

Пандемия коронавируса не только испытывает на прочность системы здравоохранения разных стран — она стала той лакмусовой бумагой, которая помогает проявить их сильные и слабые стороны. Взять Италию, где не оказалось эффективной системы противоэпидемического контроля и даже привычных нам инфекционных больниц — в итоге многие случаи заражения произошли именно в стенах медучреждений. Жесткий карантин, закрытие границ — исключительные меры, на которые вынуждены идти страны, не сдержавшие вирус на первом рубеже. У нас ситуация другая: необходимости в столь суровых подходах нет благодаря сильной санитарно-эпидемиологической службе. А она всегда в тонусе, уверяет заведующий кафедрой эпидемиологии БГМУ профессор, доктор медицинских наук Григорий Чистенко.

Экономить на профилактике нельзя

Да, в экономически развитых зарубежных странах создана высокотехнологичная и эффективная система оказания медицинской помощи конкретным пациентам. Но профилактический компонент при этом представлен достаточно слабо, считает эксперт. Хотя в каждом государстве, конечно, присутствует система эпидемиологического надзора за инфекционными болезнями, часто ее возможности по выявлению, учету, реализации программ не очень велики. Показательный пример — корь, крупные вспышки которой наблюдались во Франции, Греции, Италии, Великобритании и т.д. и в 2018, и в 2019 году.

— К 2007 году корь в странах Европейского региона должна была быть ликвидирована — такая программа принята еще в 1998-м. Потом срок отодвинули на 2010-й, затем — на 2015-й, а сейчас — на 2020-й. В нашей же стране местная передача вирусов кори была прекращена еще в 2003—2004 годах именно благодаря деятельности противоэпидемической системы и такого ее направления, как иммунопрофилактика. Все случаи после этого момента либо заносные, либо местные от заносных. Даже если есть занос, дальше инфекция не распространяется. А, например, в Украине за прошлый год — более 50 тысяч случаев, есть и смертельные, — объясняет Григорий Николаевич.

Из этого же ряда грипп, эпидемий которого у нас уже несколько лет не наблюдается именно благодаря ежегодному охвату прививками до 40 процентов населения. Эксперт приводит цифры: если до 2009 года заболеваемость гриппом была на уровне 5 тысяч случаев на 100 тысяч населения в год и эта инфекция прочно занимала вторую позицию после ОРЗ, то за 2019 год было около 16 случаев на 100 тысяч.

Комплекс мер в отношении больных, разрыв механизмов передачи и иммунопрофилактика — три кита, на которых стоит у нас борьба с инфекциями.

— В свое время были разговоры о сокращении противоэпидемической системы. Но экономия на врачах профилактического профиля призрачная, потому что каждый случай инфекционного заболевания наносит ущерб, а каждый предупрежденный случай — это вклад в профилактику. Например, дифтерии у нас нет с 2011 года, но прививки проводятся. И благодаря тому, что прививается уже третье поколение, с 1960-х годов, сохранено минимум 20 тысяч жизней. Ведь летальность при этой болезни — 3—5 процентов. Так стоит ли сокращать профилактические меры? — задает риторический вопрос Григорий Чистенко. Тут очевидно: альтернативы профилактике нет.

У каждого своя роль

Выявление инфекционных больных — это повседневная работа противоэпидемической системы. Поэтому сейчас, когда в центре внимания оказался коронавирус, перестраивать принципиально ничего не пришлось. Да, были введены дополнительные мероприятия: измерение температуры у всех прибывающих в аэропорты (санитарно-контрольные и карантинные пункты там были и раньше), перепрофилизация лечебных учреждений. Но важно, что уже была создана основа, ориентированная на разные инфекции.

 Наша система разделена на уровни: участковый, районный, областной, республиканский. И на каждом есть соответствующие медицинские и немедицинские силы и средства, которые составляют суть системы противоэпидемического обеспечения. Возьмем, например, обычную поликлинику. Вы удивитесь, узнав, сколько обязанностей у нее в системе противоэпидемического действия. Все начинается с выявления инфекционного больного терапевтом или педиатром. Если у него есть сомнения, проходят консультации с врачом-инфекционистом — в каждой поликлинике имеется кабинет инфекционных заболеваний. Идут учет, регистрация и информирование санитарно-эпидемиологической службы — туда стекается вся информация. Принимается решение об изоляции на дому или лечении в стационаре. А затем — о допуске переболевших в коллектив. Организуется диспансерное наблюдение, текущая дезинфекция, иммунопрофилактика, обеспечение готовности к проведению противоэпидемических мероприятий в случае нештатных ситуаций, — перечисляет Григорий Николаевич.

А теперь представьте: на каждом уровне — от поликлиники до РНПЦ, в каждом учреждении есть план мероприятий в случае выявления пациента с инфекцией, представляющей повышенную опасность для других людей, и расписан порядок действий. Вовлечены в систему противоэпидемического обеспечения и немедицинские силы — органы власти, формирующие законодательную базу, учреждения, предприятия и организации, чьи руководители несут ответственность за безопасные условия труда, население, которое должно следовать рекомендациям. Благодаря четкой организации роли распределены: понятно, кто за что отвечает, чтобы система работала как по горизонтали, так и по вертикали. Поэтому у нас и проводятся эффективное штучное выявление больных коронавирусом и изоляция потенциальных носителей, контактировавших с ними. Тот этап, который, например, Италия упустила в самом начале.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *