Начало народного горя

Беларусь помнит Великая Победа Лента новостей Тема недели

Все дальше от нас уходят годы той страшной войны. Все меньше остается очевидцев этих событий. Тем дороже воспоминания тех людей, которые волею судьбы стали свидетелями первых военных дней и черных дней оккупации. Учащиеся Пограничной СШ встречались со многими интересными людьми, записывали их воспоминания, да и те были частыми гостями в школе. К сожалению, они ушли от нас  навсегда, но их воспоминания являются кладезю памяти для многих поколений.

Мельничек Н.Г вместе с ветеранами

Воспоминания Нины Гри­горьевны Мельничек, жительницы д. Тетеревка:

— На начало войны мне было 14 лет. Летом я собиралась поступать в Минское театральное училище. Рано утром 22 июня я вместе со своей сестрой стояла на железнодорожной станции в ожидании поезда. Тот должен был прибыть в 5 утра, но задерживался, где-то в 6.30 прибыл поезд, вагоны были иссечены пулями. В поезде везли раненых бойцов, из вагона вышел капитан и попросил найти врача для оказания помощи. Мы побежали в деревню, бегали по домам, просили лекарства, бинты и вату. На станцию вернулись с женщинами, которые оказали военным первую помощь. Все вагоны были заполнены ранеными, многие кричали, просили помощи. Только к обеду поезд тронулся на Волковыск. И это был не единственный поезд. С запада шли эшелоны с ранеными, эвакуированными, продуктами, техникой.

  В 9 часов вечера грозно ревели немецкие самолеты, летевшие   бомбить аэродром в  Кваторах.

 23 июня 1941г.

Появились немцы. Первая колонна проехала по деревне и направилась далее на восток. Вторая колонна остановилась в деревне, везде были развешены немецкие приказы. Немцы ходили по домам, разыскивали коммунистов и евреев.

Началась оккупация нашей территории.

Август 1941г.

На окраине поселка Пограничный, раньше это была станция Берестовица, в том  месте, где сейчас находится водонапорная башня, был лагерь временного содержания для военнопленных. Я и моя подруга Люба тайком носили еду солдатам, перебрасывали через сетку в кусты, и те подбирали ее и ели. Так было несколько раз, и так делали многие молодые парни и девушки. Но однажды патрульный немец заметил нас и припугнул выстрелом. Мы отбежали, и к нам подошел немецкий офицер. Достав из сапога резиновую дубину, несколько раз кого-то ударил. Он приказал своим солдатам поместить нас в лагерь. А принесенную   еду забрал и выбросил. Мы плакали и решили, что здесь наша погибель, но вечером нас отпустили. Прошло несколько  дней, и мы вновь решились незаметно подойти к сетке оцепления и бросить кулечек с едой. К осени всех военнопленных перегнали в другие места, возможно, в Волковыск: люди говорили, что там размещался большой лагерь для военнопленных советских солдат.

Декабрь 1941г.

В немецком плену мне пришлось побывать несколько раз. В декабре 1941 г. пришла повестка явиться в Свислочскую жандармерию. Пришлось ехать, иначе могли расстрелять всю семью. Со Свислочи с группой молодых парней и девчат пешком в сопровождении конвоя повели на аэродром в Кваторы. Нам приказали очистить территорию от снега,  грязи, ненужного хлама,  так как немцы планировали использовать аэродром в своих целях. Там мы работали не один день. Запомнилась такая ситуация: в метрах 300 от нас, на опушку леса,  немцы привели 7 человек, они были одеты в гражданское. Незнакомым выдали лопаты и те стали копать  ямы, как оказалось, могилы. Затем их поставили на краю и расстреляли.

Воспоминания Василия Романовича Кротовича, жителя       аг. Пограничный:

— Родился я в 1925 году в д.Бурсовщина, в начале войны мне  было 16 лет. 22 июня вечером погнал скотину – коров  и лошадей в лес. Ночью услышал гул самолетов. Поднял голову и увидел летящие со стороны Белостока немецкие бомбардировщики, понял, что летят бомбить военный  аэродром в Кваторах. Старшие люди говорили, что  самолеты на аэродроме  стояли без горючего, так как шел ремонт. Все они были разбиты на земле, не поднявшись в воздух. Только один самолет взлетел, и летел вдоль реки Свислочь. А Бурсовщина находилась  недалеко от реки, позже в 1946 году эта деревня была снесена в связи с переносом границы. Я видел, как советский самолет был сбит над рекой, но летчик выжил и раненый приполз к мосту в   д. Минчики.  Житель деревни Воропай забрал раненого летчика к себе домой. За спасение его жизни он отдал немецким солдатам  две овцы и два барана. Летчику ампутировали руку, но он остался жив.  Летчик был из Ленинграда, там его ждала жена и двое детей. Уже после войны приезжал в деревню и предлагал Воропаю переехать жить к нему в Ленинград, но тот отказался.

23-24  июня 1941 г.

Деревня Бурсовщина находилась недалеко от дороги Белосток – Волковыск, той,  которая сегодня ведет к погранпереходу «Берестовица».  Река Свислочь отделяла Бобровники от Бурсовщины. Будучи подростком, Василий Романович вместе с мальчишками наблюдал за перемещением военных и техники по дороге. Сначала отступали красноармейцы, шла техника – танки, автомобили тянули пушки, следом шли и ехали на мотоциклах немцы. Запомнилась такая история. Один из красноармейцев, в звании сержанта, кавказской национальности, засел  на горе возле Бобровников с пулеметом. В это время перемещалась немецкая рота, около 100 человек. Положение сержанта было более выгодным, он открыл огонь и пулеметный огонь косил немцев. Местность открытая, спрятаться некуда. Полегла почти вся рота, но подоспела подмога, красноармейца окружили и расстреляли. Немцы убрали трупы погибших и увезли на машинах, а убитый солдат остался лежать на горке. Позже, ночью, местные жители  похоронили его.

Воспоминания Михаила Григорьевича  Янушкевича, жителя д. Грицевичи:

 23 июня 1941г.

 Михаилу Григорьевичу на начало войны было 16 лет. С мальчишками из деревни они бегали на станцию Берестовица и видели два состава: один был с пушками, танками, другой с военной техникой, а еще на нем были видны были красные кресты. Возвращаясь обратно к деревне Грицевичи, услышали страшный гул. Оглянулись и увидели немецкие самолеты с черными крестами. Летели они так низко, что, казалось, шли по земле. Только успели спрятаться в погребе, как началась бомбежка. Бомбили долго, слышны были крики. Позже узнали, что в подвалах деревни пряталось много семейных из того разбитого состава. В тот же вечер или на следующий день они пошли дальше, на восток. Под вечер мальчишки собрались и, несмотря на родительский запрет, пошли к путям. Поразило то, что ржаное поле вокруг краснело от крови, везде лежали оторванные руки и ноги, человеческие тела. Впервые дети столкнулись с таким большим человеческим горем.

26 июня 1941г.

По деревне ходил староста и собирал молодых мужчин и парней. Приказывал брать лопаты и идти к месту нахождения разбитого эшелона. Мужчины рассказывали, что им было сказано сносить трупы, части человеческих тел и бросать их в воронки, которые находились рядом с железнодорожным полотном. Мужчин согнали со всех близлежащих деревень и хуторов, человек сорок – пятьдесят. Воронки засыпали землей и сравняли их с травой. Так место трагедии было убрано.  С каждым днем жизнь “под немцами” становилась все тяжелей.  У местного населения забирали все съестное, издевались и мучили.

Январь 1942г.

Однажды зимой замерзла труба, по которой  шла вода с реки Свислочь на железнодорожную станцию Берестовица. Согнали детей и мужчин, среди них был и Михаил. Старшие копали траншею, а младшие таскали ветки, складывали их в траншею под трубой и жгли. Мороз стоял страшный, долго ничего не получалось. Несколько раз со станции приезжал немецкий комендант, сильно ругался и бил людей нагайкой. Михаил  нес хворост, торопился и упал. Хворост рассыпался, комендант сильно ударил его по ногам. Мальчик поднялся и со слезами стал собирать ветки. Было страшно и больно. Работали до ночи, пока вода не пошла по трубе.

Людмила Турок, учитель истории средней школы аг. Пограничный

Место лагеря временного пребывания военнопленных


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *